: 50.16.125.253

 
Чт 08.12.16 19:07:14
Не забывай голосовать за наш сайт в рейтингах. Кликай на баннеры внизу сайта. 
 
 
 
Оставлять сообщения могут только зарегистрированные пользователи


 
Реклама на Chernobyl-Soul.com

Главная » Статьи » Книги и рассказы » 3-й Литконкурс



Из дневника сталкера... Часть VIII


Часть VIII
Долг платежом красен.

Как прекрасна Зона!
Особенно, после того, как она, в который раз, дает тебе шанс ещё немножко потоптать её поверхность. И этим шансом ни в коем случае нельзя пренебречь. Пожелтелая трава, выкрученные удивительнейшим образом стволы деревьев, невозмутимые тополи и вонючие слепые псы, которые шастают в кустарнике, как стервятники - в настоящий момент все это выдавалось мне родным и прекрасным. Конечно, после того, что я пережил...
Ужас Краснознаменского остался позади, но воспоминания не оставляли мой мозг. Зомби, сочная зеленая трава с теплым летним ветерком, а еще Люфа... Что это было, иллюзия или действительность? Его слова о какой-то важной миссии, выполнения которой он хотел мне поручить, и гибели для Зоны, которую мы несем в её сердце? Все эти вопросы в настоящий момент роились в моей голове и не давали мне покоя.
Опасность, которую мы так и не смогли постичь своим сталкерским умом, в настоящий момент находилась далеко за нашими спинами, но оглядываться было всеровно страшно. Ведь даже не заметишь, как ты очутишься среди непостижимой красоты мира прошлого, которая затянет тебя как водоворот искушения, а тогда поддаст смертельным страданиям.
Дорога между деревьев, которой мы шли из Трыней, наконец закончилась и перед нами разлеглась огромная долина, над которой висело тяжелое серое небо Зоны, розкаленое Чернобыльским солнцем, что ложилось за горизонт. Долина была пустой, только несколько деревьев были разбросаны то здесь, то там, не создавая надежного укрытия от вражеского глаза. Но тем не менее, наш путь с Трыней вел именно через нее, и нужно было спешить пока Чернобыльское солнце окончательно не поборола мертвая темнота Зоны.
Я еще раз осмотрел пейзажи которые нас окружали, пытаясь оценить ситуацию и остановил свой взгляд в том месте где вот-вот должно было спрятаться кровавое солнце.
Мертвый город.
Грустные пейзажи урбанизированного города, который когда-то подавал большие надежды и олицетворял все советские идеалы, в настоящий момент скорее напоминали пустырь после ядерного удара. Одинокие многоэтажки наклонились в разные стороны, но при этом еще сохраняли свою целостность. Казалось, что они плачут. Плачут за своими обитателями, которые когда-то, радостно, каждый вечер возвращались к своим домам, обогревали их и наполняли домашним уютом, а теперь... Это куча гнилого мяса, которая бродит по улицам, пытаясь воспроизводить реалии быта, торчать в очередях около разбитых витрин магазинов, качать пустые качели на детских площадках, собираться возле афиш, внимательно всматриваясь в пожелтелые и рваные объявления.
Не слышно на улицах детского смеха, гуденья автотранспорта на дорогах, суматохи людей, которые утром спешат на работу и уборочных машин, которые смывали осадок рабочих будней из асфальта, оставляя за собой сказочную радугу.
Все это в один день исчезло.
Будто город и не существовал, словно всех переселили в другое измерение, а это обрекли на страдание и вечную темноту. Но они вернулись. Вернулись к прежним жилищам, мест где они родились, выросли и в один день погибли...
Но это уже не те хорошие и теплые люди, которые наполняли этот город жизнью и энергией. Их тела облачены в лохмотья, которые они насобирали по разбитым квартирам, не могут согреть домашним уютом покинутые жилища. У них не рождаются дети, они не ходят на работу и не возвращаются поздно в полночь. Единственное чем руководствуется их мозг, это первичным инстинктом есть. Они гниют и разлагаются, ими брезгуют даже последние падальщики Зоны - слепые псы. Никто не знает почему они вернулись сюда и что вынуждает их здесь оставаться так долго. Именно они сделали этот город МЕРТВЫМ, заселив его улицы и здания.
Они - Зомби. Надежда прошлого, и гнилые отходы Зоны современности.
Трыня повернул свой взгляд на Север, не обращая внимания на пейзажи мертвого города.
- Если не хочешь присоединиться к живым мертвецам, - сказал он мне, - то нам в совсем в другую сторону.
Трыня соскочил в низ, из невысокого холма, на котором мы стояли и пошел на Север. Я также не задержался на верху, а последовал за ним.
- Слушай Трыня, - решил я поинтересоваться у напарника, - а что ожидает нас за Радаром? Там в Краснознаменском я встретил...
Трыня резко остановился и жестом руки приказал мне молчать.
Ничего подозрительного, кроме нескольких бетонных плит впереди я не видел, но поддавать сомнению ощущения Трыни не хотелось.
Я медленно подошел к напарнику, практически крадучись на носках, постучал его пальцем по спине, а когда он повернулся я кивнул ему в сторону бетонных плит, будто спрашивая что там такое. Трыня не сказав ни единого слова, показал мне глазами, что нужно обойти его с левой стороны и стать рядом. Мы действовали будто слаженая команда спецназовцев на секретной операции. Поэтому я начал медленно обходить Трыню за его спиной, чтобы очутиться слева от его.
И как только я поравнялся плечами с Трыней, в воздухе послышался сухой треск...
Я по неосторожность наступил на сухую ветвь, которая выдала такой звук, что для меня он в настоящий момент был похож, скорее на выстрел. Собственно на этом вся секретность нашей операции и закончилась.
Я ожидал неодобрительного взгляда Трыни, но на мое удивление он даже не обернулся в мою сторону, а продолжал как завороженный всматриваться в пустоту между бетонными плитами.
Меня также взяло любопытство и я не отказал себе в этом, разглядеть что именно так привлекло внимание моего напарника. Я немножко подался телом вперед, и напряг зрение, чтобы увидеть в воздухе то, что сумел разглядеть Трыня, но тогда раздался еще один выстрел...
Увлекшись невидимой угрозой, которая притаилась в нескольких метрах от нас, я совсем забыл о веточке под ногой, которая опять дала о себе знать. Вот только в этот раз моя невнимательность была справедливо наказана, но не Трыней. Хотя лучше бы это был он...
Воздух между плитами будто растопился, а затем хаотически завибрировал, в воздухе повеяло паленым.
Жарка!
Теперь я полностью осознал свою вину, и уже начал догадываться о наказании которое будет идти в след. Опасность этой аномалии в том, что она не является статической как большинство аномалии. То есть, она также привязана к одному месту, как например та же мясорубка или електра, но радиус ее поражения намного больше. Это будто кобра, которая поднялась в угрожающей позе во весь свой рост, готовая поразить угрозу одним мгновенным выпадом.
В зависимости от размеров, жарка расширяла свои владения и зону поражения. Потревоженная аномалия могла гоняться за своей жертвой несколько десятков метров, при том сжигая все на своем пути. Нашу жарку, наверно давно никто не посещал, поскольку вокруг не было обгорелой травы или обугленных тел, которые как правило сигналят об угрозе что притаилась.
Трыня наконец повернулся ко мне.
- Сейчас, без лишних вопросов, бежишь влево, - впопыхах начал инструктаж Трыня, - но только после того как я побегу направо. Перебежишь за плиты, а тогда двадцать метров на Север, ни одного шага от намеченного курса. Там подождешь меня. Пошел!
И Трыня сорвался с места и побежал направо.
Я пытался переварить всю информацию которую только что мне изложил Трыня в выделенное беспощадно короткое мне время. Но тело отреагировало первым, и буквально через секунду, мои ноги понесли меня налево.
Реакция аномалии была также мгновенной. Недавнее марево из горячего воздуха, которое нервно содрагивало между плитами, взорвалось огромным столбом огня из земли. Через секунду прямой ствол начал выгибаться как змея, которая вылезла из корзины индийского заклинателя. На мгновение мне даже показалось, что у этого земного протуберанца прорезались узкие злые глазки, а из пасти вырвался прыткий раздвоенный язык.
Все произошло точь-в-точь по замыслу Трыни. Жарка, среагировала на первую прыткую жертву и направила свое длинное огненное тело в его сторону, выжигая и так не слишком привлекательную траву на своем пути.
Огненный эшелон гнался за Трыней, но догнать прыткого напарника ему было нелегко. Воздух вокруг разогрелся, и я даже в скафандре чувствовал перемены в окружающей среде. Борьбу Трыни с аномалией я не имел возможности созерцать, ведь в настоящий момент пытался в совершенстве выполнить его указания, чтобы реабилитироваться перед напарником. Бетонные плиты каждый раз приближались ко мне. Еще секунду и я буду в безопасности.
Трыня продолжал выманивать жарку на себя. За короткое время, которое нам удалось выиграть у пылающей аномалии, я добрался к плитам и в настоящий момент приготовился к следующему этапу. Но вдруг что-то пошло не так.
Жарка потеряла свой интерес к Трыни, в последний раз взорвавшись на него пылающей злобой, а тогда резко развернулась в мою сторону. Я почувствовал горячее дыхание, ненависть и раздражение аномалии, за то что мы из Трыней все это время водили ее за нос.
Я отвернулся от аномалии, будто пряча бесстыдные глаза, которые осмелились потревожить ее покой, и направил взор на курс предварительно определенный напарником.
Секунда и я сорвался на ноги, как бегун на старте, под команду „Марш!”. Перед глазами маячил только бетонный круг, который я взял себе за ориентир, а в голове счетчик отматывал метраж...2, 4, 6, 8...
Густая, прибита к земле пожелтелая трава, не давала нормального сцепления подошвы сапога с землей. Создавалось впечатление, что я бегу по перине. А вот жарка за моими плечами очень удачно расправлялась с травяным покровом. За аномалией тянулся шлейф дыма и догорали остатки травы обнажая Чернобыльскую землю.
Внезапное изменение влечения аномалии аргументировалось тем фактором, что Трыня покинул пределы владений жарки. Как только аномалия почувствовала предел своих возможностей, она сразу перевела свой интерес к другой жертве, которая еще до сих пор топтала ее территорию. В настоящий момент этот локомотив с запалом в 3000 градусов Цельсия несся на меня.
...18, 19, 20!
- Стой Хищный! - послышался голос Трыни позади.
Тело остановилось, хотя мозг на отрез отказывался это делать. Ведь прямо за спиной аномалия которая может превратить тебя в считанные секунды на пепел.
Но как только я затормозил я понял причину такой внезапной остановки которую требовал от меня напарник. Все пространство впереди меня всколыхалось, закрутилось и поплыло.
Дробь тебе в лоб, неужели еще один Краснознаменский!
К счастью, я ошибся.
В шаге от меня полыхала и переливалась аномальная стена из множества мясорубок, каруселей и электр. Особенно поражали две громадных птичьих карусели в центре аномальной зоны. Они начали образовывать каждый свой водоворот, наполняя его пожелтелыми листьями, травой и всем мусором который оказался поблизости.
Шаг вперед и тобой оросят все окружающие пейзажи. А позади аномалия а-ля шаурма-сталкер. Я понял, что бросаться в мясорубку нет смысла, лучше развернуться лицом к пылающей смерти и посмотреть ей прямо в глаза. Если они конечно у нее есть.
Никаких комментариев от Трыни не поступало. Следовательно, или все шло своим ходом и Трыня ожидал фееричного финала, или даже в те считанные секунды, которые остались мне пожить в ипостаси хотя и разговорчивого но все-таки сталкера, напарник не терял надежды еще что-то придумать. В настоящий момент мне промелькнула фраза в голове известного сатирика: „Только наши болельщики верят, что наша сборная еще может выиграть у сборной Германии за 3 минуты до конца матча, даже если счет 6:0 не в нашу пользу!” Поэтому единственное, что мне в настоящий момент оставалось, так это про себя умолять Шухова, чтобы смиловался над сталкером одиночкой и дал шанс потоптать еще немножко пространства Зоны.
Жарка была уже почти рядом. Забрало моего шлема сразу почернело от света которое излучала огненная аномалия. Я почувствовал, как костюм моментально нагрелся к высокой температуре и начал опекать мое тело. Система циркуляции тепла в скафандре уже не справлялась с могучим нашествием жара. Я чувствовал себя как фаршированная курица в рукаве для запекания. Осталось только прибавить специи, и печеный Хищный в своем соке готовый!!!
Жарка приготовилась к решающему удару. Длиннющий шлейф огня который тянулся от места ее зарождения около бетонных плит в один момент собрался к размерам громадного огненного шара. Я закрыл глаза… Прозвучал взрыв.
Открыв глаза, я увидел обгоревшую черную землю и огненный круг, который образовала пылающая трава. Те же бетонные плиты, то же гуденье невероятного скопления аномалий за спиной и тот же счастливчик с которым я осмелился отправиться в центр Зоны.
- Трыня, мы в раю?, - крикнул я напарнику, который шагал ко мне от места зарождения аномалии. Забрало шлема не сразу удалось открыть, поскольку от такой температуры оно немножко прикипело. Но, поднатужившись, мне все-таки удалось его открыть и вдохнуть горелого воздуха.
- И не мечтай Хищный, - иронически отрезал Трыня, - таких как мы с тобой в рай не берут. Так что топтать нам с тобой еще матушку Зону и топтать.
- А что это было? - вспомнил я о загадочном взрыве аномалии.
- А я то думал, когда ты наконец об этом спросишь, - продолжал шутить Трыня, - что ты там Шухову наобещал в замен на еще один шанс остаться живым?
Трыня уже приблизился ко мне и посмотрел на стену из аномалий, милуясь ею как произведением искусства.
- А если серьезно Трыня, - продолжал я доставать напарника, - что произошло?
Трыня оторвал очарованный взгляд от скопления аномалий и вернулся ко мне.
- Ты слышал когда небудь, что от аномалии можно отбегатса? - начал издалека Трыня.
- Ага, конечно, - с насмешкой ответил я, считая что эта реплика Трыни была шуткой - А еще можно договориться и выпить на бродершаф.
- Она просто исчерпала свой запас, - начал уже серьезнее Трыня, - дело в том что жарка активизируется на определенное время, а тогда ей опять нужно время, чтобы возобновить энергию и взорваться новым огненным монстром.
- То есть, ты хочешь сказать, - чуть ли не заикаючись выдавил я из себя, - что все что здесь происходило, было твоим расчетом, и я был мишенью номер два ?!
- Ну в действительности, расчетом была только первая часть представления, - Трыня виновато скривился, - когда она отправилась к тебе, я надеялся только на счастливый случай! Поэтому брат, считай что ты родился в екзоскелете!
Признание напарника погрузило меня в шок. Я на долю секунды будто проглотил языка и не мог вымолвить ни слово. Но последующих объяснений от Трыни не поступало, поэтому я понял, что в который раз благодарен своим счастьем Черному сталкеру Шухову.
Трыня опять сосредоточил свое внимание на бушующем водовороте аномалий, который стал нам на дороге.
- Видишь вот тот бетонный круг? - не отводя глаз от бетонной конструкции, спросил меня Трыня, - Это и есть вход в лабораторию.
Я, не вставляя комментариев, покорно слушал инструкции напарника.
- Добраться к нему нам вместе, одновременно, будет невозможно, - выкладывал свой план Трыня, - поэтому сначала пойдешь ты, а я сзади тебя буду направлять. Как только ты доберешься к люку, вслед за тобой пойду я.
Трыня прошелся немножко вдоль периметра блокады, будто ища отверстие, через которое можно было пробратса в сердце аномальной активности. И пройдя около двадцати метров остановился возле огромных в человеческий рост шин. Я давно не видел такие огромные колеса, а тем более, даже забыл как выглядел транспорт, которому принадлежала эта обувь.
Трыня остановился возле них и жестом руки позвал меня к себе.
Я не заставил себя долго ожидать, поэтому бегом направился к напарнику. Триня приказал мне присесть возле него и показал рукой мой следующий маршрут.
- Вот здесь - Трыня обвел рукой небольшое отверстие в воздухе впереди нас, - между двумя мясорубками можно спокойно проползти. Дальше полметра направо. Там, если видишь, электра. Поэтому автомат и винтовку оставиш мне, чтобы не соблазнять судьбу. А то будешь лазить там как громоотвод с длиннющим стволом за спиной.
Дальше будет самое тяжелое. Две огромных карусели, которые очень плотно расположены одна относительно другой. Между ними нужно будет хранить равновесие в расстоянии. Если хоть на сантиметр сместишься в сторону одной из двух, будешь иметь замечательную возможность глянуть на мертвый город из высоты птичьего полета. Все понял?
- Больше чем, - как смертник сказал я.
- Да не переживай Хищный, - решил успокоить меня Трыня, - удача сегодня на твоей стороне сталкер. Сможешь доползти к ориентиру, будет что рассказать новичкам в Баре.
- А если не доползу?! - резко оборвал я Трыню.
- Ну тогда я буду иметь что рассказать тем же новичкам, о героических приключениях сталкера Хищного.
И откуда в этого сталкера такой талант успокаивать перед решающим шагом. Эх была не была. Если уже погибнуть, то как настоящий сталкер - на висоте птичьего полета, чтобы аж пейзажи Припяти виднелись на горизонте.
Поет-романтик в моей голове внезапно замолчал и начались серые и рутинные будни. Я лег на живот, перед тем неохотно простившись со своим боевым реманентом, и пополз в определенном напарником направлении.
Как только залез между две мясорубки, то сразу понял какую глупость сделал, что подписался на это дело. Гуденье двух трансформаторных будок, которые мгновенно могут превратить тебя на фарш, вынуждали меня не на шутку волноваться. Но собравшись силами я пополз дальше зная, что основная программа еще впереди.
Как только гуденье мясорубок стало не таким громким я сместился на пол метра вправо, как и рекомендовал Трыня, по направлению к электре, которая мирно, таким себе пауком с голубыми лапками, розглеглася впереди меня.
Отдельную благодарность хотелось составить Трыне, который поддерживал меня позади фразами наподобие: „Давай Хищный, ты уже герой!” и „Я бы не смог так как ты!” Надеюсь эти слова звучали просто как призывы которые должны были меня подбодрить и воодушевить чтобы дойти к пункту назначения.
Электра, очень коварная аномалия из-за невозможности точного опридилення ее пределов. Ведь достаточно зацепить один из ее несметных волосков-растяжек, как она мгновенно взорвется разрядом смертельных молний.
Как сапер на минном поле, я прокрадывался между голубыми нейронами этой сверхчувствительной аномалии, прокручивая у себя в голове народную мудрость о том, что сапер ошибается только раз, когда избрал себе эту профессию. Хотя о сталкере можно сказать аналогичные слова.
Я продолжал двигаться.
Электра уже была позади. На несметное количество аномалий которые, еще окружали меня, я уже не обращал внимания, ведь в настоящий момент передомной главный аттракцион, а точнее два...
Карусели.
Трыня позади молчал, понимая что мне нужно время для того, чтобы сосредоточиться и рассчитать середину между двумя аномалиями. Я набрал воздух в грудь и пополз вперед.
На мгновение мне показалось что даже аномалии утихли в ожидании того что будет. Я двигался между двумя огромными Торнадо балансируя притягательную силу одного силой другого. Таким образом мне удавалось удерживать равновесие и продолжать свой путь.
Но вдруг произошло непоправимое. Одна из аномалий будто сговорившись с другой ослабила свое влияние. И не просто ослабила. Она меня отпустила.
В следствием такого коллаборационизма, я очутился под властью одной аномалии, которая стремительно потянула меня к своему центру.
У меня из уст вырвалось короткое как выстрел слово утопающего: „Триня!”, но надежды на него не было. Добраться ко мне, даже Трыне нужно было несколько минут, а аномалия затягивала меня с молниеносной скоростью.
Потеряв надежду на спасение я закрыл глаза и приготовился к полету. Но как только я закрыл глаза, какая-то тень проскользнула надомной, и притягивание аномалии ослабилось.
Я открыл глаза, и увидел огромное колесо которое висело надомной как летающая тарелка. Трыня в который раз проявил изобретательность и решил отвлечь внимание карусели более тяжелой добычей, поєтому и забросил 200 килограммовое колесо в центр аномалии.
Осознав свой шанс я ринулся к бетонному кругу, забыв обо всем на свете, даже о Трыне. А когда добрался к нему, то очутился на островке безопасности среди смертельной опасности аномального океана.
- Спасибо Трыня! - задишавшись выкрикнул я Трыни по ту сторону баррикады. - Ты в который раз спас мою жизнь.
- Не нужно благодарности! - перекликнулся со мной Трыня. - Жди меня, я сейчас буду!
Хоть уставший и запыхавшийся от только что пережитых предсмертных эмоций, я умостился удобнее, чтобы созерцать как искусно Трыня будет обходить аномалии. Но показательное выступление в исполнении Трыни долго не длилось. Он искусно, как змея, обходил опасные сгустки энергии и уже за мгновение очутился рядом со мной.
- Не время сидеть сталкер, - шутя упрекнул меня Трыня, - нам пора во внутрь.
С этими словами я уступил Трыни место, и он легким движением сбросил тяжелый бетонный круг, под которым открылось метровое отверстие погруженное в непроглядную темноту.
Трыня приглашающе глянул на меня.
- Только после вас маэстро, - хоть и с долей иронии, но на полном серйозе сказал я. Мне хватило розведовательных работ среди аномалий, какие Трыня в отличие от меня преодолел меньше чем за минуту.
- Как скажешь! - Трыня широко, чуть ли не от уха до уха улыбнулся.
С этими словамы он прыгнул в непроглядную темноту. Такие выходки меня уже совсем не пугали. Наверно, я уже просто привык к ним и не переживал за его жизнь. А вот о своей мне следовало больше заботиться, тем более, судя по последним событиям, мой напарник не всегда в состоянии мне помочь, хотя жаловаться на это я также не мог.
По гнутой металлической лесенке, которая была на стене отверстия, я спустился вслед за Трыней.
Как только мои ноги стали на мокрый бетон, темноту рассеял яркий свет от ламп, которые размещались на стенах помещения, связани между собой толстенными кабелями. Посреди коридора, который скорее напоминал атомную субмарину, стоял Трыня, который приглашая кивнул мне в сторону дверей, что были размещены в конце коридора. С потолка постоянно капала вода, и я каждый раз чувствовал себя матросом подводной лодки, который выполняет погружение.
Когда мы подошли к дверям, Трыня отдал мне автомат и СВД, а рюкзак из АКСУ оставил себе. Впереди нас была лестница которая вела на нижние уровни лаборатории. Она была всыпана облетевшой плиткой из стен и кусками штукатурки, которая хрустела под ногами как снег, а вместо перил в разные стороны торчали выкрученные и погризени коррозией штыри, что раньше составляли основу конструкции перил. В настоящий момент все это напоминало скорее гребень какого-то доисторического животного.
- Трыня, - решил я спросить у напарника, - ты точно знает где находятся документы с записями эксперимента, или нам придется блуждать по всем уровням лаборатории?
- Приблизительно знаю, - успокоил Трыня, - но дорога туда длинная и лежит она не через один уровень лаборатории.
Мы из Трыней продолжали спускаться, минув уже несколько уровней лаборатории, пока не дошли до дверей, откуда слишались звуки, будто кто-то бил кувалдой по чему-то металлическому.
- О, нам сюда! - констатировал Трыня.
- А я и не сомневался в твоем выборе, - саркастически ответил я Трыни.
Мы вышли из лестничной клетки к помещению, похожему на холл, которое разветвлялось на три коридоры. Под ногами было невероятное количество мусора, основу которого составляли преимущественно мукулатура с записями ботанов, битое стекло, а также множество другого мусора, что отождествлялось с лабораторным инструментарием.
-Ну что Трыня, - решыл я взять алаверди - на право пойдешь нихрена не найдешь, на лево пойдешь аналогичная фигня, ну а прямо пойдешь хрен тебя самого найдет.
- Ну тогда нам прямо, - твердо, неколебаясь сказал Трыня и направился в коридор, который был прямо перед нами.
- Подожди Трыня! - выкрикнул я вслед напарнику, - Я пошутил, я думал что ты и так знаешь куда идти!
- Знаю, знаю! - не оборачиваясь сказал мне Трыня.
Коридор, который избрал Трыня привел нас в небольшое помещение похоже на раздевалку со многими шкафчиками для рабочей одежды. А немножко дальше в дальнем конце комнаты виднелся дверной пройом с вырванной толстенной дверью, как от банковского сейфа.
Лабораторные помещения пугали шумовым фоном. Создавалось впечатление что за тобой постоянно кто-то есть и следит за твоими действиями. Хруст битого стекла в дальних коридорах, или грохот металлической бочки, которой будто бы кто-то играет футбол где-то в отдаленных помещениях, создавали параноидальные ощущения. Мне не раз приходилось скидывать калаш и целиться в невидимого врага. Единственное что успокаивало, так это спокойная реакция Трыни на все эти звуки.
Конечно я не смог удержаться от любопытства, чтобы не заглянуть в помещение, которое когда-то так хорошо охранялось. Поэтому, направив дуло автомата в дверной пройом я быстренько направился туда.
Трыня не заметил мою инициативу поскольку розглядывал еще один коридор который выходил из раздевалки. А я, воспользовавшись этим, отправился на исследование неизведанного.
Когда вдруг, из ствола моего автомата вырвалось пламя, которое до половины осветило помещение хранилища. Трыня сразу среагировал на нарушение дисциплины и ухватив меня за плечо сильно дергнув на себя.
- Ты что делаешь, Хищный? - гневно сказал Трыня, - Хочешь полтергейста привлеч? Чего палиш без причины.
Я стоял белый как стена, не зная что больше меня в настоящий момент поразило, слова Трыни, или то что я увидел в середине хранилища.
- Я видел там глаза, - как сумасшедший шепотом сказал я напарнику, - Там что-то есть.
Глянув на меня Трыня решил сам убедиться в моих словах и направился в помещение хранилища, а я, прикрывая его ззади пошел вслед.
Как только мы вошли в середину, Трыня осветил помещение фонариком, который лежал в одном из карманов рюкзака. Обычное помещение, мало чем отличалось от других, вот только пол был из перфорированных железных плит, скорее всего для лучшей вентиляции помещения. Посредине комнаты стояла огромная колба, в которой слабенькая неоновая подсветка выдавала невооруженному глазу что-то наподобие экспериментального образца амуниции. И судя по виду, костюм не был разработан для научных работников.
Немножко приблизившись к колбе ми услышали резкое шипение, которое исходило из темноты, а следом за звуком из темноты вырвалось двое красноватых огоньков.
Я сразу навел ствол на монстра и приготовился еще раз выдать очередь в темноту, но Трыня жестом руки остановил меня.
- Это бюрер, - спокойно заверил он, будто констатируя тот факт, что бюрери давно вышли из разряда монстров. - Он нас не зацепит поскольку и сам до смерти напуган. Давай лучше осмотрим чудо, которое нам любязно предоставили товарищи ботани.
Трыня двинулся в направлении колбы, отдав мне фонарик. Я приложил его под ствол автомата, а когда навел в спину Трыни, увидел блеск тетивы возле его ног...
- Трыня!
Прозвучал взрыв.
Проржавевший пол не выдержал и все полетело в бездну.
Когда я опомнился, то почувствовал резкую боль в ноге. В могиле было темно, но автомат с фонариком все еще висел у меня на груди. Я быстренько включил его и панически начал водить лучом света по тесным пространствам завалов.
Когда я посветил на свою ногу, то сразу же понял откуда такой дискомфорт и боль. Большой уламок металлической плиты лежал на моей ноге. Остальной завал сложился над моей головой как кровля дачного домика. Таким образом я очутился в могиле из остатков хранилища где-то на уровень ниже предыдущего, да еще и прикованный к одному месту.
Времени терять нельзя было, потому я взялся за освобождение травмированной ноги. На мое счастье, плита не полностью прижала мне ногу, поскольку легла на обломки труб. Таким образом мне удалось вытянуть ногу из под плиты, не подпирая ее.
Пальцы на ноге двигались, следовательно перелома не было. Но костюм на ноге был изодран, и теперь ни на что не годился.
Фонарик погас и меня поглотила темнота.
В темноте я начал ощупывать бетонный пол вокруг себя на предмет своей винтовки, пока не натолкнулся на лучик света, который едва пробивался в скромные апартаменты моего склепа.
На радостях я забыл о винтовке и бросился к источнику света, который будто ангел из небес, спустился ко мне в мой темный и холодный гроб.
Подползя ближе, к тому месту откуда пробивался свет, я начал расталкивать рукой завалы. Уламки улеглись достаточно плотно, потому мне пришлось воспользоваться прикладом калашника, чтобы пробить себе дорогу к свету. После минутного гроханья по металлической плите, которая отделяла меня от внешнего мира, она наконец поддалась и белый свет залил мою обитель.
Я как слепой ощупывая все впереди начал выползать на свет когда натолкнулся на что-то мягкое.
Это был бюрер. Точнее то что от него осталось. Бедолаге повезло меньше чем мне. Огромный обломок плиты разрезал его голову пополам. Гнилая кровь бюрера расползлась по белой кафели, что укрывала пол нового помещения. Я оказался в главной лаборатории, что была хорошо освещена лампами, некоторые из которых сильно коротило и они мигали как молнии на Чернобыльском небе.
Центральный отсек был вдребезги заполнен колбами, наполненных неизвестным веществом в котором плавали части монстров, или даже целые экземпляры. На операционных столах лежали остатки препарированных монстров, преимущественно бюреров, а в дальнем конце комнаты, в колбе, во весь рост стоял кровосос. На потолке висели непонятные приборы, которые служили электронными помощниками в нелегком деле ученых, а от них тянулись толстые кабели к центу управления, что находился выше в застекленной комнате. К ней вела проржавевшая металлическая лестница, на которую свалился один из резервуаров высокого давления что находился в лаборатории.
Трыня!
Я так увлекся изучением окружающих прелестей что совсем забыл о напарнике. А тогда у меня в голове промелькнул труп бюрера.
Нет. Из Трыней не могло такого произойти.
Он же не простой сталкер! Он лучше! Неподобает так умирать новой легенде Зоны!
Я хотел закричать, чтобы Трыня услышал мой голос, но вспомнил установку напарника. Затем, я глянул на свой ПДА и не увидел на нем отметки Трыни, а следовательно это означало, что Трыня не под завалами. Такой сценарий меня хоть немножко успокоил. Поэтому я решил подняться в центр управления, возможно там есть выход. Ведь стоя на месте я вряд ли смог уловить метку Трыни.
Я пошел к металлической лестнице, которая вела в пункт центрального управления.
Но только я приблизился к ней как встретился лицом с опасностью, которая мигала у меня перед лицом и переливалась множеством нитей электроэнергии.
Шаровая молния поплыла спокойно на меня. Так, будто бы меня и не было. Создавалось впечатление, что еще мгновение, и она не смотря на препятствие, пройдет сквозь меня.
Я медленно навел на нее ствол и нажал на курок.
Автоматная очередь врезалась в аномальное создание и в помещение послышалось страшное ревение. Я видел как из воздуха вылетают брызги крови и заливают стену и лестничную клетку. А потом, после непродолжительной екзикуции мне к ногам упало тело.
Тоисть только часть тела. А именно верхняя часть. Ног у монстра не было, зато огромные и могучие руки свидетельствовали о том, что если бы я надумал медлить еще хоть одну секунду, без ног бы здесь валялся я.
Я приставил ствол калашника к гадкой голове монстра и провел контрольный выстрел. Вместе с выстрелом послышался грохот позади...
Я быстренько изменил магазин в автомате и прицелился в завал из которого услышал подозрительный грохот. Из темноты появилась фигура Трыни.
- А ты как всегда шумишь, - крикнул мне Трыня из того конца помещения где еще недавно я был заживо погреблен.
- Трыня! Живой!
- Конечно живой, - улыбнулся Трыня, обходя операционные столы и колбы с пациентами, - А ты, я вижу, уже познакомился со здешними обитателями?
Я повернул голову к монстру что лежал возле моих ног, а потом опять к Трыне.
- Ты имеешь в виду этого инвалида, - с насмешкой сказал я.
- Инвалида, - иронически улыбнувшись переспросил Трыня, - Пришлось тебе Хищный, поручкатся с самим Полтергейстом. И скажы спасибо Семецкому, что ты успел его накормить свинцом до того, как он раздавил тебя к примеру вон тем баком - Трыня показал на огромный резервуар что свалился на лестничную клетку.
Напарник подошел к монстру, ухватил его за когтистую руку и поволок к операционному столу.
- Что ты делаешь Трыня? - не мог я понять намерений напарника.
- Будем делать вскрытие! - констатировал Трыня.
Деловито, как врач патологоанатом, Трыня принялся раздирать брюхо Полтергейста. Я решил не вмешиваться в ход операции, а просто ошеломленно наблюдал за действием.
Через несколько минут, по локти вымазанный кровью монстра, Трыня продемонстрировал мне то, что он так настойчиво искал в брюхе монстра.
Флешка.
- Вот так товарищи ботани, решили спрятать ценную информацию, - довольно констатировал Трыня.
- В желудке монстра? - я мало автомат не выпустил из рук, - А как...
- Просто, - не дал договорить мне Трыня, - Это был експерементальний образец Полтергейста, так сказать здешний любимец. Наверно, как-то в нем проснулись естественные инстинкты и он быстренько здесь порозставлял все на свои места.
- Вот сюрприз! -я больше не знал что сказать. Информацию можно было спрятать где угодно в этой проклятой лаборатории, но, чтобы в желудке монстра?
- Для тебя у меня также есть сюрприз, - загадочно сказал Трыня.
Спрятав флешку в карман штанов, конечно не такое надежное место как желудок монстра, Трыня опять направился к завалу. И за мгновение вернулся с моим сюрпризом.
Сплеча у напарника свисал експериментальний образец костюма, который мы видели на верху, перед тем как Трыня попал в растяжку.
- Примеряй, - гордо протянул мне костюм Триня, - надеюсь это твой розмерчик.
Конечно, моей радости не было пределов. Тем более, что мой старый скафандр в настоящий момент уже ни на что не годился. Поэтому я сразу взялся примерять новую снарягу.
Новый костюм был как на меня пошитый. Сделанный из легкого материала, усиленный кевларовими вставками на ногах и руках и оснащенный тяжелым бронежилетом. В общем костюм напоминал бронекостюм спецназовцев, но этот был оснасченний противорадиационной защитой и также шлемом нового поколения. Забрало в таких шлемах, занимает почти половину шлема, таким образом увеличивая обзор. Все преимущества костюма, сразу оценить было не возможно, поэтому я надеялся что он не подведет меня в суровых условиях Зоны.
- А теперь время выбираться отсюда, - сказал мне Трыня, и это было именно то, что я хотел от него услышать в ближайшие несколько минут.
- Неимею ничего против, - сказал я, - только покажи выход.
- Но ты собственно к нему шел, - Трыня показал рукой на пукт центрального управления., - Там наверху есть лестница, которая выведет нас к околицам мертвого города.
Мы не стали испытывать судьбу и терпение матушки Зоны, поэтому быстро поднялись наверх и нашли трубу с лестницей которая вела на верх.
Разбитые мониторы на столах и куча разбросанной мукулатури на полу свидетельствовала о том, что все ценное отсюда давно вынесли, но вынесли ли за пределы лаборатории оставалось тайной.
В этот раз была моя очередь идти впереди, поэтому я забросил автомат за спину и начал подниматься узким проходом трубы. Скорее всего ботанам эта труба служила как аварийный выход в случае пожара, или еще какой-то беды.
Свет в конце тоннеля приближался, и я уже почти достиг выхода. Трыня поднимался следом за мной.
Наконец труба закончилась, и я вытянул голову наружу. Сразу перед глазами разлеглись грустные пейзажи мертвого города, я огленулся по сторонам и напоролся на препятствие, которое уперлось мне в лоб.
- Здоровэньки булы, беглецы! - сказал Седой, - А теперь попрошу всех на верх, разговор есть...


Вы уже голосовали.
Категория: 3-й Литконкурс | Добавил: argus (17.05.10) | Просмотров: 592

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 


Сталкер 2
X-Ray SDK

Все баннеры
Условия баннерообмена
Каталог сайтов

: 13
Заглянувших: 10
Сталкеров: 3

ДИМА-Ворчун, Иерихон, [Князь]

подробно...


Главная страница | Форум | Моды и файлы | Галерея | Статьи | FAQ | Мобильная версия | Найти | RSS

Internet Map www.webmoney.ru

Авторское право на игру и использованные в ней материалы принадлежат GSC Game World.
Любое использование материалов сайта возможно только с разрешения его администрации.
Copyright Chernobyl-Soul.com (ex Stalker-cs) team © 2008-2016. Design by Argus, Хостинг от uCoz.