: 54.158.98.119

 
Вс 04.12.16 17:16:03
Пожалуйста, оформляй свои материалы без орфографических и грамматических ошибок, будем поддерживать сайт в чистоте и порядке. 
 
 
 
Оставлять сообщения могут только зарегистрированные пользователи


 
Реклама на Chernobyl-Soul.com

Главная » Статьи » Книги и рассказы » Фанфики



Ключ от всех дверей


«Не бывает безвыходных ситуаций, бывают ситуации выход, из которых тебя не устраивает»

— Твою маму, ты чо творишь?! — раздраженный голос Морфа, прорезал утреннюю тишину. Сталкер, неспешно вышагивающий позади, налетел на сутулую спину новичка. — Сколько раз тебе повторять: когда идёшь в авангарде про свои остановки говори заранее! — Салага получил подзатыльник, вздрогнул и съежился, что запуганная дворняга.

— Так тут это... Как его?.. Ну... Аномалия вроде, — сбивчиво затараторил Брелок.

— Аномалия, — передразнил Морф, нарочно изменив голос, хотя напор немного ослабил. Чуть отстранив Брелока в сторону, бродяга продвинулся вперёд.

Между раскидистым кустом ивы и сплетенной в причудливый узел берёзой, наблюдалось еле уловимое глазом марево. Будто бы воздух плавился. Аналогичная картина наблюдалась и на Большой Земле. В самую жару можно было узреть лёгкую рябь, если вглядеться вдаль, но всё это имеет место там, в обычном мире. На Большой Земле лето, как лето, а тут-то его, как такового, и не бывает. В Зоне чаще холодно, пасмурно. Кругом тучи, слякоть и частенько моросит унылый дождь. Тут уж не до летнего зноя. Здесь имеет место лишь хмурость. Хмуриться погода, хмурятся сталкеры, а Зона…, Зона скорее непоколебима. Умеет ли она радоваться или грустить?

Если сейчас не знойно, но марево присутствует, то вывод очевиден для любого бродяги. Аномалия. К сожалению, истинная природа этих колебаний ещё не изучена, да и вряд ли кто-то даст учёным такую возможность. Это секрет Зоны и вряд ли она им поделится. Зачем? Чтоб люди придумали оружие на этой основе и разнесли к чёрту Землю? Или друг друга? Нет, с этим Зона справиться сама. И начнёт она со сталкеров. Уже начала.

В Зоне множество загадок. А всё то, что до конца не исследовано, может приносить какой-либо ущерб здоровью. И гравиконцентраты Зоны не исключения. Они смертельно опасны. Раз! – и перед вами аккуратно спрессованный комок плоти. А ведь только что был человек… Живой, ходил, разговаривал.

Ещё одной верной приметой было то, что внизу, под маревом, шелестели и кружились в причудливых танцах листья. Желтые, сухие листья угрюмой осени. Они кружились так, словно ими играл ветер-шалун, которого сейчас не наблюдалось. Хотя какой ещё «шалун»? О таких здесь и не слышали. Тут либо ветер-дебошир, сметающий всё на пути, либо безветрие. И неизвестно, что лучше. Как в байке про Чернобыльских крыс: они бывают или огромными, или охренеть, какими огромными!

И это, к сожалению, не совсем байка, а жестокая реальность, за обнаружение которой погибали люди. А сталкеры превратили в шутку. Нет, не из-за того, что они бесчувственные уроды или кто-то ещё, просто если говорить всегда правду, недалеко свихнуться.

«Воронка, либо Шапка» — отметил в голове Морф и начал прикидывать возможные варианты, полагаясь на приметы.

С полминуты бродяги стояли, что вкопанные, под порывами внезапно начавшегося ветра, входившего в исключение. Такой ветерок кратковременен, но тоже опасен. За ним придёт большой брат. С небольшой вероятностью, конечно, но может. Морф это знал и, подняв воротник, с неприязнью стал оглядываться. Неспокойно тут. Сталкер хотел было поторопить Брелока, но осёкся. Для чего тогда он его таскает за собой? Пусть парень набирает опыта, сам принимает решения.

Бродяги вновь тупо и безмолвно созерцали гравиконцентрат. Один просто-напросто, вконец ошалел, ввиду своего возраста и незначительного опыта, а второй упорно ждал, когда его незадачливый ученик сам, без его помощи примет хоть какие-то меры, но ожидание оказалось бесполезным. Морф поиграл желваками.

— А ты проверять-то пробовал, сталкер хренов?

— Я бросал уже, а она молчит… — робко оправдал себя новичок и демонстративно кинул маленький камешек.

Тот спокойно пролетел мимо подрагивающего воздуха и приземлился немного дальше. Рядом лежало ещё два таких же. Не врал, значит, Брелок, кидал уже. Морф хмыкнул и принялся тереть подбородок, пристально вглядываясь в аномалию. Теперь и он был в растерянности. Как так? За всю жизнь, прожитую в Зоне, ничего подобного бродяга не встречал. Аномалия – на то и аномальна, в конце концов, чтобы бабахать! То есть в любом случае она должна реагировать на внешние раздражители, а тут пассивность. Спит? Да, Морф слышал о таких. Но войдя в режим дремоты, аномалия должна уснуть вовсе. А эта вон, резвиться, листочками играет.

— Может, «трамплин»? Да нет, не похоже. Или всё-таки «воронка»? Да какая к изломовой матери, «Воронка»?! — вёл тихую беседу сам с собой сталкер, изредка переходя на повышенные тона, злился.

Подопечный стоял рядом и взволновано кидал взгляд, то на марево, то на наставника. Встрять не решался. Его грош всё ровно ничего не решал. Но внутри всё клокотало и горело от любопытства и немного от страха. Руки вдруг затряслись, дыхание участилось.

Тяжёлое чувство нетерпеливости нещадно давило на салагу и его культурные привычки, подталкивая немедленно спросить, что же делать дальше. А Морф, тем временем непоколебимо стоял и сверлил глазами воздух. Раздумывал. Приклад «Калашникова» был упёрт в землю, а рука поддерживала автомат лишь за цевьё. Пальцы второй руки неспешно поглаживали редкую бородку-подковку. Бродяга был чистоплотен и часто брился. Глаза сузились, от чего лицо покрылось морщинами и складками. Картина, под названием «мыслитель». Ничего не скажешь.

Сверху раздалось неприятное карканье ворон. Брелок вздрогнул и спешно задрал голову. Стервятники Зоны описывали в воздухе круги над бродягами. Опытного сталкера эти звуки совсем не интересовали. Он привык. И уж тем более, бренные птицы не отвлекали его от важного занятия. Пареньку даже стало стыдно за себя. Морф — вот с кого пример надо брать. Просто образец спокойствия. Стажёр тяжело вздохнул, собрался с мыслями, и, наконец, неуверенно спросил:

— Может, обойдём, а?

Одновременно с репликой Брелока, раздался писк. Знакомое до боли, механическое оповещение. ПДА Морфа. От неожиданности и нервов, Брелок вздрогнул. Морф заметил, усмехнулся. У молодого, сего аппаратика, ясен пень не было, да и появиться не скоро. В Зоне ПДА — некий показатель опытности. Конечно, речь о настоящих, сталкерских агрегатах с детекторами и прочими, полезными примочками. Сторонние, вроде тех, что новички частенько тащат с собой в Зону, в счёт не идут. Это не то совсем. И пользы от такого ПДА будет мало. Уж если брать основательную машинку, то только в самой Зоне и желательно с рук. И польза, и практичность, и показатель.

Морф одарил стажёра скользящим взглядом, хмыкнул и запустил левую руку в боковой карман своих армейских штанов.

— Сейчас посмотрим, — пробубнил под нос сталкер, вынимая наладонник. — Так-так, кто тут у нас?

Брелок сдавленно кашлянул и немного стушевался. Ответа на вопрос он не получил. Прикусив нижнюю губу, он всмотрелся в бродягу. Тот — ноль внимания. Всё концентрация была сейчас на приборчике, что причудливо озарял его лицо синеватым оттенком, снизу вверх. Морф хмурил брови и изредка хмыкал, вчитывался. Протянув что-то себе под нос, наставник снисходительно кивнул. Для себя. Потом, он оторвал глаза от мониторчика, устремив свой взор вперёд, и не глядя, потушил экран. Рука на автопилоте засунула ПДА на место и вновь вернулась к бородке. Там прошло полминуты. Похоже, Морф снова крепко задумался. Правда, о чём-то другом.

— Курс меняем. Идём до свалки, — внезапно оповестил бродяга, высверлившись взглядом в Брелока.

— А что та…, — новичок осёкся. Его предупреждали о подобного рода вопросах. Они не для него. Решает здесь, всё ровно, не он. Посему и знать всего ему нет нужды. Но, как ни странно, бродяга просветил:

— Подсолнух застрял. Они с Клювом на каких-то ублюдков нарвались. Клюв-то мне побоку, а Подсолнуху я обязан, так что дойдем — поможем. Не далеко тут.

Брелок был рад. Там, внутри. С ним считаются, как со сталкером, рассказывают о планах. Он даже одобрительно кивнул, хотя его согласия никто не спрашивал. Надуманная значимость сделала его счастливым на пару секунд. Он даже робко улыбнулся. Но это всего на пару секунд. Далее пришла мысль. Резкая, будто молния, и острая, словно клинок. Его вопрос. Ему не ответили на его главный вопрос. Паренёк замялся и начал набираться храбрости, дабы спросить снова, но Морф ему помог:

— Ах, да. Ты спрашивал на счёт обхода… — сталкер скривился, обмозговывая ситуацию.Напряжение возрастало. От этого, у молодого сталкера беспокойно забегали глаза. Щёки и лоб покрылись небольшими каплями пота. Брелок медленно сглотнул и несколько раз сжал правую руку в кулак. Волнение. Оружия у него не было. Оно было у Морфа и этого было достаточно, как утверждал сам Морф.

— Нет, обходить не будем, — совершенно ровным тоном, озвучил своё умозаключение сталкер, продолжая думать. Продолжая вглядываться в воздух.

По щекам пробежал неприятный жар. Сердце стало сжиматься ещё быстрее. Ладони вспотели. Мальчишка неуверенными движениями потёр их друг о друга. Этого Брелок и боялся больше всего. Морф — хладнокровный убийца и это знали все. Он мог без капли сожаления истратить всю коллекцию своих отмычек. Всего лишь за одну ходку. За одну! Пятеро человек покинули этот мир за пару часов. Один за другим, словно столи в очереди. В очереди за смертью… Страшной смертью.

Что их содвигало? Много чего. Во-первых, страх. Морф никого не держал, почти. И это не благородство – это знание. Поганое знание. Бродяга понимал, что «отмычки» никуда не уйдут. Они не смогут. Кругом аномалии и зверьё. У них же, ни оружия, ни опыта. Знали это и сами «отмычки». Конечно, были выскочки, но они даже на пользу. Как пример, чтоб не было повадно. Вот, смельчак бежит, а вот, он упал и его тащит куда-то невидимая сила. Он орёт, извивается, но тщетно. Бах! И всё. И нет больше человека. И все сразу притихли, стоят и смотрят, а Морф улыбается… Теперь уж никто от него не убежит. Ни за что!

Второй причиной был хабар. Морф не жадный и умел делиться. Каждому, в зависимости от количества народа, он мог отдать до двадцати пяти процентов добра. Это много. Бродяга приносил за одну ходку половину состояния, потому что знал места. А молодые всегда падкие на деньги. Легкие деньги, но это иллюзия. Сначала ты пьешь самый дорогой коньяк в баре и ешь креветок. Мерзких, правда, но креветок, дабы показать себя. Смеешься над худыми новичками, давящимися одной банкой тушенки в день и водой. Водой, с привкусом железа. А у тебе всё хорошо… поначалу, а потом уже начинается самое интересное. Для Морфа.

Брелок прекрасно это знал, но надеялся, что ему повезет больше, чем остальным. И в итоге он получит те знания, что передаст ему сталкер-учитель, а тот знал о Зоне многое. Эх, мальчишка. Наивный мальчишка. Так думали многие, если не все.
Сейчас стажёр был очень зол на наставника. Почему?! Почему он не хочет просто обойти? Это же так легко. Он что, готов лишить жизни человека ради открытия новой формы аномалии?! Ради того, чтобы срезать путь?! Убить, чтобы спасти?

«Наверное, так оно и есть…» - унылая мысль пульсировала в голове мальчишки.

— И что делать будем? — подавленно, словно напакостивший кот, вопросил новичок. Он боялся.

— Иди, — мотнул головой в сторону марева сталкер.

— Как «иди»?!

— Ногами.

— А если… — заикнулся Брелок, но учитель его перебил.

— Вот и проверим!

— Нет! — пискляво выкрикнул новичок, сорвавшимся голосом.

Резоннее было спросить: «зачем?». Есть ли в этом смысл? Попытаться хоть как-то образумить Морфа, но сейчас, под действием ужаса, для Брелока это было заоблачной мечтой. Он и двух слов связать не мог.

Морф неодобрительно покачал головой и медлено принялся поднимать автомат, попутно отходя немного назад. Рука, что чесала подбородок, плавно подхватила цевьё, давая возможность правой конечности, сжать рукоять.

«Умный, падла» - отметил зачем-то парень.

Так оно и было. Морф всё просчитал заранее до мелочей. Возможно, у него уже был подобный опыт. Да нет, точно, был. Несомненно.

Салага поняв, что тут назревает, хотел уже было кинуться в сторону, но что-то его одёрнуло. Куда бежать? Сам-то он в Зоне никто! Ведь он всего лишь пушечное мясо. Он и полста метров не одолеет в одиночку. Осознание пришло такой сильной волной, что у парня аж подкосились ноги. Он – безразличное всем мясо. Его просчитали, как загнанного зверька.

— Я ведь… — с надеждой в голосе промямлил Брелок. Глаза заблестели.

— «Отмычка», — грубо закончил фразу Морф. — Ты ключ, понимаешь? Ключ от запертой двери, которую нужно просто открыть и идти дальше.

«Что-то потянуло меня на философию. Стареешь, Морф» — буднично пронеслось в голове бродяги. Он только что разбил человека, но даже это событие не заслужило и малейшей мысли.

Брелок поник. Он даже не человек. Это заключение, будто приговор, придавило к полу и засунула морально под плинтус. Его никогда так сильно не унижали. Его сломали, как соломинку. Его больше нет. Нет там, внутри. Теперь там пусто.

Задёргался край глаза. Нервы.

— Идёшь?! — Демонстративно снял автомат с предохранителя Морф.

Салага поднял голову. В него смотрело нарезное дуло. Пальцы сталкера, поигрывали на деревянной рукояти «Калаша», но указательный не терял своей готовности вдавить курок до упора. Выпустить свинец. Стрелять бродяга намеревался от бедра, но даже в этой позе промахнуться было трудно. Стальной взгляд сверлил отмычку, подавливая его волю. Проникая внутрь и распространяя там уныние и холод. Холод. Молодой поёжился.

— Ну! — раздраженно протянул Морф, нахмурив брови и быстро указав дулом на подрагивающий воздух.

Кольнуло в сердце. Накатила волна бессилия, волна паники. Тихой паники. Брелок оступился, охнул и упал на колени. Штанину промочила вязкая грязь. Стало неприятно. Новичок и сам ошалел от падения. Он не ожидал. Не ожидал и сам Морф, но виду не подал. Наоборот, ещё пуще разозлился. То ли для показухи, то ли и вправду.

— Подъём, актёр большого театра. Занавес.

— Сука, — сквозь зубы, чуть не плача, процедил Брелок, вставая на ноги.

Морф сделал вид, что не услышал, хотя он прекрасно уловил слухом оскорбление в его адрес. Ну ничего, у него ещё будет возможность поквитаться.

Когда салага поднялся, измазав ладони в какой-то чёрной, липкой жиже, сталкер повторил своё требование. Теперь в голосе отчётливо слышались нотки злости.

«А может, она безвредна, эта аномалия? Некая пародия на «Воронку» или «Трамплин»? Ведь может быть такое…» — этими мыслями тешил себя Брелок, с покорностью ишака, идя прямо в то самое место. Передвигаясь крохотными шажками, он брёл под пристальным наблюдением сталкера и его верного оружия. Уже было не так страшно. Уже было наплевать. — «Попробовать отобрать «калаш»? Смогу? Чёрт, какой тут «смогу»?! Он же пальнёт, и я подбежать не успею» — стажёр оглянулся, всмотрелся в сталкера. Как бы с мольбой. Морф лишь фыркнул.

Он никто, он пустое место. Зачем, тогда ему жить?! Чтобы стать таким же чёрствым как Морф?..

Перед маревом, Брелок остановился. Инстинкт самосохранения протестовал и просто не пускал его дальше. Внутри он и сам кричал себе разные, обидные слова и корил за поступок. Но все выходы шли к одному. Побежит – разорвёт. Нападёт – застрелят. Если побежит и не разорвет, то догонит пуля. А тут…, тут есть надежда. Камень же цел. Но возможно, аномалии просто не хватало веса. Эту мысль стажёр пытался отогнать. Но не тут-то было.

В голове мелькали отрывки из памяти: мать, что уже была старушкой. Одесса, где он родился и рос. Александровский проспект, что стал главной ассоциацией с детством. Старобазарный сквер, где убежавший из дома мальчик ночевал. Пляж, Люба, школа, первый поцелуй. Всё переплелось. Огромная глыба возилась где-то внутри. Колола всё исподтишка, рвала на куски. Больно. Больно в душе. Ещё очень ярким воспоминанием стал кот Граф. Почему? Брелок не мог на это ответить. Маленькое, пушистое создание озорливо гоняло фантик от конфеты по комнате. Комнате в доме. В родном доме.

Зачем он тогда всё это натворил? Кому стало лучше? И вот теперь он здесь.

— Так, ну всё — стреляю! — басовито сообщил Морф.

Чего побоялся салага? То ли пули в спину, то ли самого Морфа? Но так или иначе, он двинул вперёд. Шагнул в неизвестность.

У края глаза еле уловимо что-то блеснуло и покатилось по красной щеке. Ногу резко дёрнуло и втащило в центр гравиконцентрата. Брелок упал на спину, вскрикнул, и его тут же подняло вверх. Вися в воздухе, новичок дико орал, хныкал и вырывался, но все было тщетно.

Через пару секунд, его разорвало, словно тряпичную куклу. Опытного сталкера окропило кровью, грязью и внутренностями «отмычки». Вдалеке сверкнула молния. Начал расходиться дождь. Неужели, Зона плачет? Морф поежился, под громкие раскаты грома, криво морщась и бурча что-то себе под нос, он опустил автомат и стал отряхиваться. Ему опять предстоит найти новый ключ к дверям Зоны, но это не сложно. Желающих более чем достаточно.

Морф наклонился, чтобы отряхнуть штанину и на землю неожиданно упала прозрачная, солёная капля из края глаза…



Вы уже голосовали.
Категория: Фанфики | Добавил: Paradise (05.05.12) | Просмотров: 985

Всего комментариев: 4
01.06.12
Деснайп
+1
С цветом фона скопировал. biggrin
08.08.12
LIKAN
0
2. LIKAN
У тебя там ошибка одна есть не брелока,а брелка
11.08.12
Фельдшер
0
Прикольно!!! biggrin
17.08.12
Komarick
-1
Я в начале думал это как картинка.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 


Сталкер 2
X-Ray SDK

Все баннеры
Условия баннерообмена
Каталог сайтов



Главная страница | Форум | Моды и файлы | Галерея | Статьи | FAQ | Мобильная версия | Найти | RSS

Internet Map www.webmoney.ru

Авторское право на игру и использованные в ней материалы принадлежат GSC Game World.
Любое использование материалов сайта возможно только с разрешения его администрации.
Copyright Chernobyl-Soul.com (ex Stalker-cs) team © 2008-2016. Design by Argus, Хостинг от uCoz.