: 54.204.104.71

 
Пн 05.12.16 13:33:04
Участвуй в конкурсах и выиграй футболку с логотипом нашего сайта и другие призы! 
 
 
 
Оставлять сообщения могут только зарегистрированные пользователи


 
Реклама на Chernobyl-Soul.com

Главная » Статьи » Книги и рассказы » Фанфики



Выброс смеха. Часть 1


Сборник рассказов "Выброс Смеха".


Содержание:
01. День дурака
02. Частные детективы в Зоне. Элементарно, Степан...
03. Тени неба
04. Сила привычки

05. СОВРЕМЕННЫЙ РОБИНЗОН ИЛИ НЕДЕЛЯ В ЗОНЕ
06. Контролер
07. Чудеса
08. Game over
09. СНАЙПЕР ПОНЕВОЛЕ
10. ХЕМУЛЬ-МОД
11. Этот безумный, безумный, безумный мир
12. Гость
13. Клонгар
14. Операция Ы или новые приключения старых сапог
15. Злой Клоун
16. Сказ о том, как блондинка Зону победила


Мария Гребёнкина (MAFA)
День дурака.

Кто бывал в Зоне, тот знает, что погода здесь, обычно, не радует. Либо дождь льет, либо просто пасмурно. Низкое, серое небо, словно отлитое из металла, давит на психику. Кажется, малейшее сотрясение, и оно рухнет вниз, погребая под собой всех обитателей этого клочка проклятой земли. Лишь иногда, когда солнцу удавалось победить в нелегкой борьбе с тяжелыми тучами и, разогнав их, озарить Зону своими лучами, на душе становилось тепло и хотелось просто радоваться жизни.
Сегодня был именно такой день – солнечный, теплый. Легкий ветерок шуршал в верхушках деревьев, лаская слух. Не было слышно выстрелов, воя мутантов. Где-то щебетала невесть как залетевшая сюда птичка.
В лагере новичков было малолюдно – сталкеры поопытнее ушли за хабаром, салаги, во главе с Волком, отправились на учебную вылазку.
Во дворе одного из домов сидели двое молодых парней – Киса и Тумба. Киса сидел на завалинке. Это был худощавый парень, с конопатым лицом и огненно рыжими волосами. Тумба сидел прямо на земле и рассеяно теребил гитару. Этот был невысокий, плотный и темноволосый. Оба откровенно скучали – они сегодня остались дежурными, в их задачу входило присмотреть за лагерем и приготовить ужин для остальных. Но, так как эти занятия к разряду обременительных не относились, делать им было совершенно нечего. Парни грелись на солнышке, думая каждый о своем.
- Тумба, давай кого-нибудь разыграем, – неожиданно предложил рыжий.
- Зачем? – Тумба удивленно смотрел на друга. Он всегда отличался «повышенной сообразительностью».
- Что значит «зачем»? Во-первых – скучно. А во-вторых – сегодня 1 апреля, День дурака! Ты что, забыл? – В глазах Кисы плясали озорные искорки.
Лицо Тумбы озарилось пониманием.
- Точно! День дурака! Сегодня же всех разыгрывать надо! – Его радости не было предела.
- Да, Тумба, День дурака. С праздником тебя, – и уже тише, вздохнув, пробормотал. - Можно сказать – профессиональным.
- Что ты там бормочешь? Кого и как разыгрывать будем? – Тумба был полон азарта, и ему не терпелось перейти к действию. Киса заговорщически подмигнул ему и достал свой КПК.
***********
Сидорович, как обычно, сидел за столом перед решетчатой перегородкой, которая разделяла коридор, ведущий в вглубь бункера, оставляя небольшое пространство в три квадратных метра для посетителей. Он покачивался на стуле и прихлебывал чай. Настроение у него было ни к черту. Хабара нормального давненько никто не приносил, и он размышлял над тем, не снизить ли ему цены на то барахло, которое волокли чуть не каждый день.
«Может, тогда за ум возьмутся и принесут хоть что-то стоящее. - Он хмыкнул. – Ну да, эти принесут. Дальше Кордона нос совать боятся. А может переехать ближе к центру Зоны? Или вообще уехать. Пусть потом побегают, поймут, как хорошо было, когда Сидорович здесь торговал. Тогда они оценят, какую услугу я им оказывал, покупая весь хлам, который мне предлагали. Скоро забуду, как дорогие артефакты выглядят» - Подумал торговец, вспоминая, когда он последний раз видел «Ночную звезду.
Из центра давненько никто не заглядывал в эти края, все мало-мальски ценное старались сдавать либо Бармену, либо ученым. А теперь еще и Борода на Скадовске арты скупает. « Порасплодись, блин, конкуренты. Что-ли «филиал» в Припяти открыть? А что? Там пока свободно. Монолитовцев, вроде, шуганули. Повешать табличку: «Пункт прием артефактов Сидорович и Ко.» Ага, а потом еще ресторан открыть, и гостиницу, и центр проката экзоскелетов, - торговец усмехнулся.- Вот ведь, чего только в голову не лезет от скуки».
Его размышления прервал звук шагов на лестнице, ведущей в «торговый зал», и в помещение вошел Ёж.
- Привет, Сидорович! Как здоровье? Смотри, что я тебе принес!
Ёж был новичком, но уже самостоятельно бродил недалеко от деревни и нет-нет находил артефакты. Он с радостным видом вывалил из контейнера на прилавок «выверт». Торговец покосился на товар:
- Чему радуешься? Поди, не «золотую рыбку» приволок. Еще что есть? Нет? Тогда, как обычно - пятьсот. Бери и проваливай.
Он отсчитал деньги и потянулся за артефактом, чтобы убрать, но Еж перехватил его из руки торговца и положил около себя. Сидорович, со стаканом в руке, недоуменно уставился на сталкера.
- Не пойдет, – пояснил парень свои действия. – Не пятьсот, а пять тысяч. Дешевле не отдам!
Сидорович от удивления поперхнулся чаем и закашлялся, обрызгав весь стол.
- Ты чего мелешь?! Совсем с катушек съехал? – Спросил он, придя в себя.
В этот момент вновь послышались шаги, и в бункер вошли еще двое сталкеров – Воля и Пятак. Они были напарниками. Многие думали, что они братья, но это было не так.
Оба светились как начищенные сапоги.
- Подожди в сторонке, я с тобой попозже еще разберусь, - пресек Сидорович готовые начаться объяснения Ежа. – Ну что? Хорошего чего принесли? – Он обращался к только что вошедшим.
Пятак заулыбался:
- Еще как принесли! Смотри, – и вывалил на стол два выверта и хвост слепого пса. – Хвост свежий – только срезали.
Сидорович уставился «на сокровища». Точно цену снижать пора!
- За выверты по пятьсот, хвост – пятьдесят рэ. Деньгами или товаром заберете? – Привычно спросил барыга и отхлебнул из стакана.
- Какие пятьсот? – Воля возмущенно покраснел. - По четыре с половиной тысячи за выверты, и за хвост две тыщи!
Сидорович опять поперхнулся, закашлялся и покраснел как рак. Глаза полезли из орбит, и он навалился на стол, пытаясь, насколько позволял живот, подобраться поближе к окошечку, показывая пальцем себе за спину: «Похлопай». Пятак просунул руку между прутьев решетки и с заметным удовольствием от души огрел его ладонью по хребту, отчего Сидорович распластался на столе, но смог, наконец, судорожно вздохнуть. Он откинулся на спинку стула и, пытаясь отдышаться, несколько раз глубоко вдохнул. Да что же за день такой, а?!
- Вы чего мне крышу двигаете все? Вы где таких цен нахватались? – Сидорович переводил взгляд с Воли и Пятака на Ежа и обратно. Они смотрели на него с серьезными лицами. – Договорились, поди, перед тем, как прийти? Хватит придуриваться, забирайте деньги и топайте отсюда – без вас тошно.
Пятак переглянулся с Волей, тот еле заметно помотал головой – не соглашайся.
- Короче, Сидорович, или ты по четыре пятьсот выверты забираешь, или мы их не продаем.
Сталкеры всем своим видом давали понять, что готовы стоять на своем, и уступать не собираются. Торговец собрался уже выгонять их взашей, но его прервал шум, доносившийся с улицы. В помещение вошел Волк в сопровождении двух новичков. У всех были полные рюкзаки. Увидев, что Сидорович занят, они хотели уйти, но тот их остановил:
- Волк, подходи, господа уже уходят, – он посмотрел на «господ» и кивнул на дверь, давая понять, что разговор окончен. Но те не вышли, а отошли в сторонку и, встав рядом с Ежом, начали о чем-то с ним тихонько переговариваться. Волк пожал плечами и подошел к импровизированному прилавку. Оба новичка проследовали за ним, на ходу снимая рюкзаки. Торговец сложил руки на животе, ожидая, когда они выложат хабар на стол. Волк не заставил себя ждать и вывалил на прилавок несколько вывертов – штук семь. Затем принялся за второй рюкзак, и на столе появилось около двадцати хвостов слепышей. Сидорович покосился на стакан с чаем и, на всякий случай, отодвинул его подальше. Из третьего рюкзака были вынуты еще два выверта и штук десять хвостов. Торговец не сводил взгляда с хабара, принесенного Волком и его помощниками. Он лихорадочно пытался понять - его разыгрывают? Или он просто устал и надо бы немного отдохнуть?
- И сколько ты за это ба… добро хочешь? – Сидорович еще раз покосился на стакан и убрал его под стол. Его ожидания оправдались. Волк вздохнул поглубже и выдал:
- За арты – по четыре с половиной, за хвосты – по две тысячи. Сразу говорю – много не уступлю, максимум – пятьсот на хвосты скину, и то, если все заберешь.
Торговец не выдержал и взорвался. Сколько можно терпеть этот бред?! Что это за заговор такой? Или аномалия какая появилась новая и так на людей влияет?
- Вы чего все курили, идиоты?! К нам что, в деревню «свободовцы» заходили и забыли весь годовой запас «травы»? Или вы с контролером пообщались и крышей тронулись? Или контролер здесь неподалеку сидит и надо мной смеется?! Вы и его накурили? – Сидорович так разозлился, что не замечал того, что уже несет полную чушь. Но после последних двадцати минут он готов был поверить во что угодно, лишь бы найти происходящему хоть какое-то объяснение, кроме того, что он сошел с ума. Все присутствующие уставились на него в полном недоумении. Молчание нарушил Воля:
- Сидорович, ты нам волну не гони. Все прекрасно знают, что тебе заказали триста вывертов и тысячу хвостов слепой собаки. Даже известно, что заказ для исследований в какой-то институт и срок выполнения – два дня. И что за срочность тебе готовы оплатить гораздо большую сумму, чем реальная цена. Так что ты или бери, или считай, что продул выгодную сделку. И не за чем цирк устраивать, только нервы зря попортишь и себе, и окружающим.
Торговец сидел в полной прострации, забыв закрыть рот. Все присутствующие смотрели на него и ждали, что он скажет в ответ на свое «разоблачение». Но Сидорович никак не реагировал на их взгляды, он пытался осмыслить только что услышанное. Молчание прервал Волк:
- Сидорович, хватит наше терпение испытывать. Забираешь хабар или нет? Я сегодня, как сообщение получил, молодняк гонял весь день. Стаю слепых псов перебили, все аномалии обежали. Думаешь, это так просто? Как в лес по грибы сходить? Черт с тобой! Скинем пятьдесят процентов от стоимости артов. Уступим? – Он повернулся к сопровождающим его молодым – оба часто закивали. - Ну вот. Забирай!
Сидорович оживился. Он захлопнул рот и подался вперед, хитро прищурившись:
- Что ты там про сообщение говорил? – Вкрадчиво спросил он у Волка. - Какое сообщение, я спрашиваю?! О том, что мне поступил заказ? И что с меня драть можно в три шкуры? От кого оно было?!
Волк растеряно обернулся и посмотрел на окружающих, словно ища среди них того, кто написал ему сообщение. Потом задумчиво посмотрел на Сидоровича:
- Сообщение прислал Кир… - кажется, он начал понимать, к чему клонит старик.
- Киру я сообщил! – Подал голос Ёж. - А мне Толстый рассказал. А вот и он сам!
Ёж обрадовался, словно боялся, что ему бы не поверили, не появись здесь свидетель его слов. На лестнице стоял полный, улыбающийся мужчина. В суматохе никто не заметил его появления. На лице сталкера читалось предвкушение наживы, и он поглядывал на остальных, словно говоря: «Ага! Вы уже здесь! А вот и я ».
- Чего такие кислые? Неудачный день выдался? Не повезло вам! А вот я кое-чего принес! – Он с самодовольным видом начал снимать рюкзак.
- Выверты и хвосты?.. – Спросили все чуть ли не хором.
Толстый замер, выгнувшись дугой, с наполовину снятым рюкзаком. Его насторожил тон, которым был задан вопрос. Он пробежал глазами по комнатке. Все расступились, открыв его взору кучу артов и хвостов на столе. Над ними, уперев руки в стол, возвышался покрытый красными пятнами Сидорович. Рюкзак сполз с рук сталкера и остался лежать на ступенях.
- Я не понял, я что, зря за собаками полдня гонялся? – В голосе слышалась почти детская обида.
- Не ты один, - усмехнулся Волк, - тебе кто про заказ рассказал?

***********

Киса и Тумба сидели на чердаке полусгнившего дома и наблюдали за тем, как возле бункера Сидоровича понемногу собирается толпа. Все что-то возбужденно обсуждали, жестикулировали и показывали друг другу свои КПК. Тумба разглядывал происходящее в бинокль. Наконец, ему это надоело, и он спросил:
- Киса, а мы точно все правильно сделали? Ты говорил, что будет весело.
Его друг устало на него посмотрел:
- Будет, Тумба, будет. Вот сейчас разберутся, кто инфу в сеть запустил, и нам с тобой станет очень весело.
- Киса, а мы не переборщили? Что-то никто не смеется, – не унимался Тумба.
- Эх, Тумба. Не о том ты думаешь.
- А о чем думаешь ты?
Киса посмотрел на Тумбу, потом на толпу, двинувшуюся к лагерю, и задумчиво произнес:
- Интересно, бить будут в лицо или по печени?..

***********

Два часа спустя, горе-шутники сидели на чердаке того же дома. Киса блистал синяками на оба глаза, а его товарищ, кряхтя, потирал поясницу. Оба радовались, что остались в живых, как говорится – «обделались легким испугом». Тумба ворчал что-то вроде: «За что? Мы же просто пошутили», а Киса старался приоткрыть левый глаз, что, впрочем, у него все хуже и хуже получалось. Внезапно Тумба, словно его что-то осенило, поднял голову и уставился на друга:
- Я все равно не пойму, кто сегодня в дураках-то остался?
Киса со стоном отвесил ему подзатыльник:
- Тумба! Заткнись!..

Никита Мищенко (Инквизитор)
ЧАСТНЫЕ ДЕТЕКТИВЫ В ЗОНЕ. ЭЛЕМЕНТАРНО, СТЕПАН...

- Интересно… очень интересно… - Анатолий оторвался от Донцовой, мельком взглянул на лежащий перед ним труп и подозвал Степана.
- Вы нашли какие-нибудь улики?
- Нет, но я нашёл булочки и горячий кофе, – доложил Степан с набитым ртом.
- Дайте мне одну.
Анатолий откусил от хлебобулочного изделия, потом сморщился, выплюнул и склонился над трупом.
- Жертва была убита большим, круглым и тупым предметом, предположительно – головой.
- Как вы это поняли? – Спросил удивлённый напарник.
- Элементарно, Степан. На теле присутствует характерная вмятина.
Степан покачал головой, хлебнул из одноразового стаканчика кофе.
- У жертвы отсутствуют ногти на пальцах рук и ног, следовательно, она делала маникюр незадолго до смерти, – продолжал Анатолий.
- И какой вы можете сделать из этого вывод?
- Жертва или женщина, или не женщина.
Степан и Анатолий одновременно повернули головы в сторону трупа.
- Не женщина, – сделал вывод Анатолий.
- Значит, гей, – дополнил Степан.
- Не факт.
- Но версия.
- Совершенствуетесь, – похвалил Анатолий.
- Спасибо.
- Вы допросили свидетелей? – Не унимался Анатолий.
- В каком-то смысле, да.
- Где они?
Степан указал на прислонившегося к фургону детективов бойца «Долга». Оба сыщика подошли к нему. Внезапно Степан ринулся вперёд и схватил бойца за грудки.
- На кого работаешь, скотина?
- «Долг» - ум, честь и совесть Зоны… - заплетающимся языком проговорил «долговец», - защитим планету – искореним Зону…
- Да он же пьян, – заметил Анатолий.
- Ну, так мы с ним… за знакомство! – Степан незаметно прикрыл раскрасневшийся нос.
- Он сказал вам что-нибудь, относящееся к делу?
- В общей сложности, нет.
- А до попойки он вам что-нибудь говорил?
- Нет.
- Плохо дело. Вы, Степан, сколько выпили?
- 50 граммов, – доложил детектив, – чисто символически.
- А вы в курсе, что 50 граммов алкоголя убивают тысячи нервных клеток вашего головного мозга. Что в нашей профессии недопустимо.
- Я больше так не буду, – заканючил Степан.
- Это вы будете вашей матери говорить. А вот, кстати, и она.
К парочке детективов подбежала полненькая розовощёкая женщина.
- Сынок! – Она обняла Степана. – Как же ты похудел! Анатолий Сергеевич, вы его кормите?
- Через день-два, – с железным лицом доложил Анатолий.
- И вам не стыдно?
-Если бы мне было за что-нибудь в этой жизни стыдно, я бы частным сыщиком не работал.
- Не волнуйся, мам, – успокоил её Степан, – Анатолий Сергеевич мне леденцы даёт.
- Мятные, – заметил Анатолий.
- Ага, – подтвердил Степан и в доказательство дыхнул на мать. Женщина покачнулась от сильной волны перегара.
- Сынок, ты пьешь?
- Никак нет, – оправдался Степан, – выпиваю.
- Но ты же обещал!
- Да и мне вы кое-что обещали, Степан, – невозмутимо сказал Анатолий, – перевыполнить план по раскрываемости за прошлый месяц.
- Так я же перевыполнил!
- Инсценировав собственную смерть?
- Вы же знаете, я актёр, – Степан лукаво улыбнулся, – по мне МХАТ плачет.
- По-моему, по вам плачет ваше незаконченное среднее образование, – ответил Анатолий. – И что нам теперь делать?
- Бар… – прошептал засыпающий боец «Долга». - Идите в бар…
- Придумал! – Радостно воскликнул Степан. – А пойдемте в бар!
- Как не стыдно, Степа, – Анатолий укоризненно покачал головой.
- Да я не об этом! Парень ведь оттуда? Следовательно, там могут быть и те, кто знал убитого! Поехали!
***
В баре «100 рентген» был полный разгром. Повсюду валялись вдрызг пьяные посетители, поломанная посуда и мебель были раскиданы по лужам разлитой водки.
Анатолий невозмутимо прошёлся по помещению, преступая через неподвижные тела, и обратился к бармену.
- У вас, случаем, никто не умер? А то, гляжу, празднуете, то есть, скорбите…
Бармен вдохнул.
- Да, вчера пошёл Шаман в ходку и не вернулся.
- А кто с ним ходил?
- Картошка и Орёл…
- А кто вернулся?
- Только Орёл.
- Хорошо, спасибо.
Анатолий вернулся к Степану.
- Ну, как?
- Убитый имел тесные отношения с неким Орлом.
- Значит, к нему?
- Значит, к нему!
***
-Волки позорные, ничего я не скажу, вот вам крест! – Орал во всю глотку привязанный к стулу Орёл.
- Во-первых, мы не милиция, – заметил Анатолий.
- Все вы на одно лицо, лишь бы первого попавшегося крайним сделать!
- Во-вторых…
- Я вас всех в гробу видел!
- Анатолий Сергеевич, можно, я его ударю? – Подал голос Степан.
- Ну, бей меня, бей! – Закричал Орёл.
- Степан, пишите в протокол, – начал диктовать Анатолий, – «Сталкер средних лет, уроженец России. Мазохист. Мировоззрение специфическое. В связи с совершением преступления, назначить наказание – на пять лет посадить в одиночную камеру, ежедневно показывать клипы Верки Сердючьки».
- Ну, хорошо, хорошо! – Наконец сдался Орёл. – Всё скажу, только отвяжите!
Степан отвязал его. Орёл вздохнул.
- Шли мы с ходки. Втроём – я, Картошка и Шаман. Тут из кустов – кровосос. Картошка в первый попавшийся угол забился, а я только автомат расчехлил, как Шаман заорёт – «Беги!». Ну, я и побежал – нехорошо товарищу в трудную минуту отказывать.
Анатолий всё внимательно записывал, а Степан в это время неожиданно выкрикнул.
- На кого работаешь?
- На Советский Союз! – Машинально отчеканил Орёл, и Степан довольно улыбнулся.
***
- Бырбырбыр-бырбыр-бырбыр, – с явной агрессией лепетал сквозь щупальца на лице привязанный к стулу кровосос.
- Я не понимаю, что он говорит, но, по-моему, он нам угрожает, – сделал вывод Степан.
- Будьте добрее, Степан. Наверняка хочет чистосердечное надиктовать. Просто пишите всё, что он говорит.
И Степан начал записывать все «бырбырбыры» которые издавал кровосос. Когда тот, наконец, замолчал, Степан удивлённо рассматривал показание монстра.
- Анатолий Сергеевич… белиберда какая-то получается!
- Значит, по-хорошему не хочет, – Анатолий помрачнел, – тогда будем по-плохому. Степан, пишите в протокол дела: «В связи с отказом от дачи показаний, подсудимый приговаривается к пожизненному заключению в стенах Московского зоопарка».
Кровосос попытался сбежать, но его оглушил вовремя подоспевший Степан.
***
- Ну что, Анатолий Сергеевич, с ещё одним успешно раскрытым делом.
- Взаимно.
Частные детективы сидели у камина. Анатолий потягивал виски и раскуривал любимую трубку, доставшуюся ему от дедушки, Степан раскрашивал поляну и порхающих над ней бабочек.
-Анатолий Сергеевич?
-Что?
-А кровососу хорошо будет… в зоопарке?
-Хорошо, не хорошо, это не наши заботы, Степан. Зато одно он точно усвоит: переступать закон – себе дороже.
Степан довольно кивнул и с головой ушёл в процесс разукрашивания…
…Где-то на Кордоне, в кювете, валялся перевёрнутый тюремный фургон. Из него, кряхтя, вылез кровосос и, вздохнув полной грудью ночной воздух, убежал в лес.
25.1.2010г.

Владислав Чирин (4irkA)
Тени неба

Стрелок и Шрам прорывались к Агропрому под плотным огнем сектантов. Пока Стрелок бежал вперед, Шрам схоронился за машиной. Счетчик Гейгера трещал, словно кузнечик, но сталкер не обращал на это внимания, ведь у него было еще много антирадов с собой. Он внимательно осмотрел оставленную позади местность на предмет противника. Не увидев никого, он принялся вслепую отстреливаться. Внезапно перед его глазами поплыли слова:
- Шрам, ты как?
Шрам хотел ответить что-то вроде: «Ничего, бодрячком!», - но на языке почему-то вертелись три фразы: «Я в порядке», «Что интересного можешь рассказать?» и «До свидания».
- Что интересного можешь рассказать? - выбрал Шрам.
- Да я как-то и не в курсе последних событий... - последовал ответ, сопровождаемый звуком ударившей в плоть пули, - Черт, дай аптечку!
- До свидания! - незамедлительно среагировал сталкер.
Тут Шрам заметил, что счетчик Гейгера уже просто зашкаливало. Жизнь медленно покидала его тело. Не теряя времени, он выхватил из рюкзака антирад и засунул его в рот. Немного похрустев антирадиационным веществом, почувствовал, как игла встала поперек горла. Тогда Шрам быстро выхватил батон хлеба и целиком запихнул его в рот, после чего залил в горло водку, смешанную с энергетиком, чтобы смягчить пищу. Таким образом, ему удалось протолкнуть иглу.
Неожиданно из-за машины вышел «монолитовец». Шраму жутко захотелось матюгнуться, но он не проронил ни слова. Лишь рефлекторно прицелился в голову противника и выстрелил. Пуля угодила прямо в глаз.
- Ай, мать! – Крикнул сектант вместо того, чтобы упасть навзничь. - Аааа! Ах ты, тварь! Ты совсем ума лишился?! Больно, мля, аааа!
Шрам не успел опомниться, как из-за машины вышел второй «монолитовец». Он и ему выстрелил промеж глаз.
- Черт, пацаны, я маслину словил! - заорал тот, схватившись за голову. Шрам в конец растерялся и пустил сектанту в голову целую очередь. Он упал и, держась за окровавленную голову, стал кричать:
- Проклятье, я ранен! Кто-нибудь, аптечку!
«Что-то не так с этими сектантами», - понял Шрам и, решив убраться от машины, направился к укрытию Стрелка. Тот с колена стрелял «монолитовец».
- Стрелок, ты в порядке?
- Да. Только три раза в голову ранили и пару раз в сердце. Кстати, будь добр, вытащи из виска пулю.
Шрам так и сделал. Но внезапно он что-то почувствовал. Перед глазами появилась желтого цвета граната. Интуиция подсказывала, что надо валить. Но сам сталкер никак не мог понять, в чем дело. И тут прогремел взрыв.
В ушах зазвенело, картинка поплыла, все заволокло пылью. Охнув, Шрам огляделся в поисках напарника. Он увидел протянутую руку, схватился за нее и потянул. Потом некоторое время смотрел на сжимаемую культю и отбросил руку в сторону. Тут он услышал стон. И увидел висящего в воздухе Стрелка.
- Шрам, в чем дело? Почему я ничего не вижу?
Шрам с ужасом взирал на нижнюю половину сталкерского черепа. Верхняя была оторвана и находилась сейчас далеко от своего обладателя.
- Эммм... Тебя контузило.
- Сильно?
- О-очень, - протянул Шрам.
- Проклятье... А почему ветер так сильно продувает?
- Зона чудит. – Уверенно сообщил сталкер, глядя на подвешенного товарища.
- Я ног не чувствую. Посмотри, с ними все нормально?
Шрам глянул на ноги Стрелка. Закончив блевать, он произнес:
- Покоцало немножко.
- Ладно. Сейчас нам не прорваться. Возвращаемся на Кордон.
- Ага, - подтвердил Шрам. Он задумался над тем, как опустить спутника на землю. Не придумав ничего лучше, он стал стучать по торсу Стрелка прикладом оружия. После десятка ударов, сталкер, наконец, свалился наземь со всей грацией мешка с картошкой. Стрелок ойкнул. Шрам хотел было взять его под плечо, но тут же осознал, что ни плеч, ни рук у раненного не было. Он быстро снял со спины рюкзак, поставил его на землю и принялся запихивать напарника в сумку.
- Ай, мне в задницу антирад воткнулся, - вознегодовал тот.
- Да у тебя и задницы-то нету...
- Что?!
- Кхм... В смысле, не ной. Я этими антирадами вообще завтракаю.
Наконец, закончив с утрамбовкой груза, Шрам двинул в направлении Кордона. Приближался выброс...

***

- Рус, это что за хрень?! – Орал молодой парень на лысого человека, сидевшего за компьютером.
- Ну, так, Олежа, это Сталкер новый...
- Ты сейчас пошутил? Это кто? Шрам и Стрелок?!
- Ну... Да.
- Ё-моё, тебя ж просили нового персонажа придумать!!! - брызжал парень слюной.
- Ну, так игроки к этим привыкли...
- Твою мать, а с дамеджом что? Почему «монолитовец» не умер от очереди в голову?!
- Так это ж фишка серии! Так и в прошлых частях было. – Оправдывался Рус.
- А что это за сцена с доставанием пули из виска?
- Фанаты просили красивые скрипты, как в «Far Cry 2».
- Почему Стрелок остался жив после того, как его разорвало на части? – Не мог угомониться Олежа.
- Ну, он по сюжету должен выжить, так? А я как раз прицепил к движку крутую систему повреждений. Ну и вот, бессмертный персонаж вступил в конфликт с системой повреждений...
- А чего он в воздухе висел?!
- А это не я, это все «зеленый жук».
- Тихо ты! Мы называем его «Жук-которого-нельзя-называть»... - прошипел парень.
- Ааа...
- Черт возьми, а с названием-то что?!
- А что не так? - удивился Рус
- «Тени Неба»!!! Что это?! Ты можешь себе это представить?! Как тебе такое могло в голову придти?! - Олежа уже совсем терял контроль над собой.
- А по-моему символично...
- Так, все, сноси эту дурость к чертям! – Крикнул Олежа и с размаху ударил по кнопке «Delete». Экран погас.
- Аааа! Ты что наделал? Ты же все снес!!!
- Что, вообще все?
- Меня программеры убьют! Знаешь, сколько они трудились над системой укрытий из «Gears of War»? - Чуть не плакал Рус.
- Она только ФПС жрала.
- А скрипты?!
- Портят атмосферу.
- Ты полностью снес движок X-Ray Engine 2.0! Да он мог поравняться с CryEngine 3!
- Ничего, поработаешь на 1.6. Зато на стареньких машинках пойдет.
- Все персонажи! Даже Сидорович! Все локации! Ё-моё!
- Хоть что-нибудь осталось?
- Не-а... Хотя... Блин, Стрелок остался! Вот живучая гнида!
- Ну, пиши все с нуля. Тебе полезно. А Стрелка пихни... Ну, к примеру, в концовку. Порадуй фанатов.
- И еще наемник на туалете остался.
- Ржач, - гыкнул Олежа. - Оставь, фаны будут всюду выкладывать. Первые раз сто будет смешно. Ладно, бывай. Мне еще перед Григоровичем отчитываться.
- Удачи, Ява. - Ответил горестно Рус, снося в корзину пустую оболочку файла «Тени Неба».

Александр Койнов (patogenich)
СИЛА ПРИВЫЧКИ

В дверь позвонили. Марина подошла к двери, глянула в глазок и, одобрительно хмыкнув, принялась отпирать замки. Вскоре в центре прихожей стоял, раздеваясь, человек средних лет с тёмными волосами. Из-под очков на тонком носу сверкали зоркие глаза. В руках у человека был чёрный пакет.
- Ну, здравствуй, Кирилл, - сказала Марина.
- И тебе не хворать! Прекрасно выглядишь, - улыбнулся тот.
- Спасибо, - слегка смутилась женщина.
- Ну, так, где Борька-то? Ты же не просто так звонила? – Кирилл выжидающе посмотрел на неё.
- Да уж не просто так, ты прав… - вздохнула Марина и кивком указала на дверь гостиной. – Здесь, в комнате, телик смотрит.
- Ну, пошли тогда…
Пройдя в гостиную, Кирилл увидел знакомую до боли обстановку, навевающую воспоминания о молодости. Диван, телевизор напротив, в углублении в книжном шкафу, чуть в стороне – два кресла перед журнальным столиком. В комнату через окно лился серый свет. Небо затянули тучи – скоро должен был пойти дождь. Деревья за окном качались под порывами лёгкого ветра.
Подойдя к дивану, Кирилл увидел человека примерно своего возраста. Это был блондин с приятным лицом, долговязый, словно железнодорожный рельс, и слегка сутулый. Сев на диван рядом с ним, Кирилл поставил пакет на пол и произнёс:
- А у вас, я гляжу, ничего не меняется. Всё по-старому. И ты, Борька, нисколько не изменился – всё такой же худой, высокий, ну натуральный скелет из кабинета биологии.
- А чего ты хочешь? При таком-то питании… - Боря укоризненно глянул в сторону жены.
- Что по телику нынче крутят? – Кирилл кивнул в сторону телевизора. – Я-то его почти не смотрю…
- Да так, фильм документальный. Про чернобыльскую Зону Отчуждения.
- Так, Кирилл, хватит разговаривать, - подойдя к окну, Марина задвинула шторы. - Я же тебя пригласила не для того, чтобы ты телевизор смотрел да с Борькой телепередачи обсуждал. Садись, - Марина сделала приглашающий жест в сторону одного из кресел около журнального столика.
Крякнув, Кирилл поднялся с дивана и, пройдя к креслу, плюхнулся в него. Устроившись поудобнее, он устремил свой взор на севшую во второе кресло Марину.
- Ты говорила, что это не телефонный разговор. Ну, давай, рассказывай, что у вас здесь приключилось.
Марина, посмотрев в сторону мужа, решила, что ему не помешает слышать их с Кириллом разговор. Собравшись с мыслями и тяжело вздохнув напоследок, она начала говорить:
- Ты психолог да ещё наш лучший друг, поэтому я могла обратиться за помощью только к тебе. За последние годы многое изменилось. Я стала замечать за Борькой странности. Я не знаю, может, это связано с командировками. Его ведь посылали сначала в Беларусь, затем, почти сразу, на Украину, на международную выставку редких папоротников. Он же у меня ботаник, ты и сам знаешь. Вот, не удержался, привёз один экземпляр. Борь, как, ты говорил, он называется?
Бросив лукавый взгляд в сторону жены, Борис проронил:
- Листовник спиртовой.
- Во-во, чуешь запах специфический?
- Ну, ещё бы! – Кирилл, втянув носом воздух, вздохнул. – Кстати, а я не слышал про его командировки.
- Так ты ж тогда в Албанию уезжал, на съезд психологов, сам же мне говорил.
- А-а, точно, забыл просто…
- Так вот, после того, как Боря вернулся, он стал каким-то странным.
- То есть?
- А вот слушай. Ехали мы как-то с рынка на автобусе, картошку купили, лук… Тут на остановке заходит женщина, говорит, я, мол, контролёр, сейчас билетики проверять буду. Ну, с Борькой вдруг что-то неладное произошло: он заметался, по поясу начал шарить. Потом картофелину схватил и тётке этой в лоб запулил. Я его за руку схватила, а он вырвался, ведро какое-то из-под сиденья кондукторши выдернул, на башку напялил и ведром вперёд из окна выпрыгнул.
- А ведро-то зачем ему понадобилось? Чтобы стекло разбить, голову не повредив?
- Да у него голова, что в ведре, что без ведра повреждена. Он же ведь и спит теперь только с ведром на голове. Говорит: «Без него мне кошмары снятся». Ну, форменный дурдом!
- Да уж… - Кирилл снял очки с переносицы и, дыхнув на стёкла, принялся их протирать.
- Ну, так вот… про случай в автобусе. Стекло, значит, вдребезги, контролёрша на полу в полной прострации, а Борьки и след простыл. Кирилл, скажи: с точки зрения психологии как его поведение объяснить?
- Ну-у-у, это довольно непростой вопрос. Скорее всего, дело в очень редкой фобии, встречающейся у одного человека из тысячи – панической боязни людей в … м-м-м… скажи, а она в джинсах была, контролёрша эта?
- Да, вроде бы. А что, это как-то влияет на… - Марина кивнула в сторону мужа.
- Я бы сказал, усугубляет… э-э-э… ситуацию. Ты не могла бы сказать, как в точности вела себя контролёрша?
- Ну, она к Борьке руку протянула, тут он и встрепенулся.
- А-а, ну тогда понятно. Вероятно, это последствия… э-э-э… некой душевной травмы, которую он перенёс в детстве. Он ещё себя как-то странно вёл?
- Конечно! Он стал слишком часто ходить к учителю физики в школу, где сын учится. Вроде и не вызывали, а ходит чаще, чем мусор выносит. Физик у сына классный руководитель, Степан Сидорович его зовут.
- Пьют, может, вместе? – Ухмыльнулся Кирилл. – А Сидорович этот не алкоголик, не знаешь?
- Да нет, вроде. Приличный мужчина, в летах. Вряд ли, конечно… А-а, кстати, вот ещё что было, со Степаном Сидоровичем связанное. Летом мы с детьми на море отдыхали. Загораем как-то на пляже, Борька мне спину кремом мажет. Спокойно всё… И тут дочка прибегает. Говорит, трёх медуз видела, хотела их сфотографировать, но когда к берегу за фотоаппаратом побежала, чуть на морского ежа не наступила. Чувствую, на спину чуть ли не весь тюбик крема выдавили. Оглядываюсь, а муж со словами «Ну, Сидорыч, держись! Будет тебе что-то стоящее!» полотенце пляжное схватил и почесал к воде, только пятки засверкали. Вот я и подумала: зачем Степану Сидоровичу понадобились медузы и морские ежи? Борька их целое полотенце притащил.
- А он точно учитель физики, Сидорович-то? Может, всё-таки биологии, раз так интересуется морскими обитателями?
- Да нет, точно нет! - Марина помотала головой. – Физику он там преподаёт.
- А-а-а, ну тогда мне всё понятно! – Кирилл усмехнулся. – Борька ходил-ходил к Степану Сидоровичу, они вместе водку пьянствовали, селёдкой заедали. Но потом Сидоровичу селёдка надоела, он и попросил Борю привезти с моря «что-то стоящее»,
деликатесы морские. Ну, точно алкоголик твой Сидорыч.
- Не мой, а Борькин, - Марина качнула головой в сторону дивана.
Скосив глаза, Кирилл увидел, что Боря, отвернувшись, хохочет в рукав. Марина этого не заметила.
- Так вот, на следующий день, после того циркового представления на пляже, мы решили пойти в парк аттракционов. Дети захотели покататься. Я говорю: «Купи билеты на карусель». А он мне: «Детей же разорвать может!» Я удивилась: «В смысле вырвать… на кого-нибудь?» А он: «В смысле разорвать. Вообще». Ну, я, естественно, снова удивилась: «Ты чего несёшь?» Он говорит: «Да вот смотри!», достаёт зачем-то болт, знаешь, большой такой, железнодорожный, и кидает его в карусель. В вертящуюся. Болт и отскочил с ускорением. В окошко кассы. Через минуту дверь открывается, и оттуда выходит женщина с двумя половинками очков, посередине расколотых. А на переносице в индийском стиле синяк от Борькиного болта. Извиняться за него пришлось… Вот скажи, что с ним творится? Люди ведь страдают: сначала контролёрша, затем кассирша.
- И опять же корни проблемы могут уходить в детство. Может, его так же пугали родители, не давая кататься на карусели, - с невинным выражением на лице предположил Кирилл.
- Но ведь и это ещё не всё! У него начались проблемы с пищеварением, аппетит периодически пропадает. Он больше не ест некоторые блюда, которые раньше любил. Приготовила ему холодец, а он говорит: «Кислоту жрать не буду!» Я и подумала: а вдруг у Борьки кислотность в желудке повышена? Раньше газировку пил, кисели я делала – всё съедал. А теперь на кислотность эту клятую ссылается.
- Да, может быть, может быть, - Кирилл полунасмешливо глянул в сторону Бориса. – Ну, так это всё? Или ещё что-то есть? «Стоящее»! Хе-хе!
- Да ты слушай дальше! 31 декабря, Новый год на носу. Я всё приготовила, накрыла на стол, решила бутылку водки достать из заначки. Гляжу, а она пустая лежит. Я всё сразу поняла, говорю: «Иди за бутылкой, гости ведь скоро придут!» Он сходил к себе в комнату, какие-то шприцы принёс в красной упаковке и говорит: «Этим вот вернее будет».
- Мда-а… - протянул Кирилл, - …тяжёлый случай.
- Ну, всё, справили честь по чести. Гости ушли, мы спать легли. А тогда год Крысы наступал, ну, я под ёлку и положила большую плюшевую крысу. А ночью просыпаюсь и вижу – Борька идёт к мусорному ведру, крысу плюшевую за хвост тащит и приговаривает при этом: «Крысиные волки у меня дома жить не будут!» Он, наверное, попить захотел посреди ночи, а потом и наткнулся на крысу-то. А уж что там в его бедную голову взбрело, это только ему и известно. Я-то на всякий случай утром сделала вид, что ведро выношу, а сама «крысиного волка» вынула и в кладовку спрятала.
- Да-а-а… - Кирилл потёр натёртую очками переносицу, - …весьма интересно.
- Ну, в общем, в заключение ещё одна вещь, которая стала для меня последней каплей и заставила позвонить тебе.
- Ну-ка, ну-ка, что он ещё…- Кирилл отрывисто взглянул на Бориса, - натворил?
- Вот, буквально позавчера купила кальмаров, решила их сварить по рецепту, подруга посоветовала. Выложила на стол, только на минуту отлучилась, гляжу – их уже и нет, будто испарились. И Борька испарился. Часов на пять. А как вернулся, я у него прямо с порога спросила, куда он ходил. И что бы ты думал? В школу его, видите ли, опять вызывали. Пять часов сидел там.
- И кто вызывал, Сидорович, небось?
- Ну, а кто же ещё-то?
- Опять, наверное, просил что-то «стоящее»? Что-то повкуснее медуз?
- Во-во. Так, скорее всего, и было. Кирилл, ты уж сделай что-нибудь, поговори с ним.
- Ну что ж, поговорю, конечно! – Сказал Кирилл, немного подумав. – Только у меня условие: разговор должен быть с глазу на глаз. Ты иди, к соседке сходи пока.
Марина, вздохнув, посмотрела на мужа.
- Хорошо…- встав, она вышла из комнаты.
Подождав, пока хлопнет дверь, и выглянув на всякий случай в коридор, Кирилл подошёл к дивану и, взяв пульт, выключил телевизор. Усевшись рядом с Борей, он проговорил:
- Да уж, Барбарис, ну ты и наворотил делов… Ну, скажи мне, на кой хрен ты понёс эти щупальца Сидорычу? Мы же договаривались, что ты будешь их мне отдавать. У меня каналы есть, по которым продать можно дешевле, чем у Сидора.
- Да, блин, Психолог! Он мне скидку хорошую обещал.
- Ладно, посмотрим… Ну, а этот листовник спиртовой? Может учёным в НИИ отнести? Или Сидорычу? Листовник же спиртовой, старик это оценит.
- Да не-е-е, - Барбарис отрицательно покачал головой. – Никакой это не листовник, чернобыльник это обыкновенный. А спиртом пахнет потому, что я его водкой дезинфицировал. Слушай, Психолог, а ты-то чего-нибудь надыбал?
- Обижаешь! Тут на территории военной части толпу снорков видел, бежали куда-то. И вояка около штаба стоял, прятался, наверное.
- А чего он один-то был? – Озадаченно спросил Барбарис.
- Так военные сборы сейчас идут, у школьников-старшеклассников. Твой-то Сашка тоже, наверное, в них участвует, правда, я его там не успел увидеть, раньше ушёл. Ну а вояки за своими группами и приглядывают. А этот отбился, наверное. А за снорками никто не присматривает. В общем, я одного из них подкараулил, напал на него и стопу ему оторвал. Только у них там где-то контролёр сидит, в штабе, наверное. А то снорк этот говорить вроде начал, от страха: «Дядя Кирилл, отпусти!!» Ну, я стопу оторвал и отпустил.
С этими словами Психолог достал из пакета здоровенный солдатский берц и показал Барбарису.
- Вот, зацени! – Гордо выпятив грудь, Кирилл протянул вещь Борьке.
- Вижу, улов у нас неплохой! Собирайся, сейчас к Сидорычу пойдём. Я пока пойду комбез надену, а ты на всякий случай листовничек-то возьми, пусть он в «сухие» дни его нюхает.
Экипировавшись, двое друзей вышли на лестничную площадку.
- Сейчас, подожди, я пузырь водки на всякий случай захвачу, порадуем старика.
Барбарис скрылся в недрах квартиры. Психолог посмотрел в пролёт лестницы – где-то в районе четвёртого этажа грохотал мусоропровод. Затем он подошёл к квартире напротив и прислушался.
- Оль, ты знаешь, я скоро с ума сойду от его выходок! – Раздавался приглушённый дверью голос Марины. – Я уже не знаю, что с ним делать! Вот сейчас Кири…
- Давай, пошли! – Барбарис вышел на площадку и хлопнул дверью.
- Да тихо ты, сдурел, что ли?! – Шикнул на него Психолог и снова прислушался.
- …го это хлопнуло? Может, у Самсоновых? – Спрашивала Марина.
- Так они ж третью неделю в отпуске… Да нет, у вас скорее всего.
Раздались приглушённые шаги.
- Идёт! – Одними губами произнёс Психолог.
- Давай в лифт! – Борис метнулся к спасительным створкам.
- Ты точно охренел! – Психолог схватил друга за рукав. – Антигравитация, забыл?!
Не сговариваясь, друзья бросились вниз по лестнице. Пробежав беззвучно два этажа, прижались к стене - наверху открылась дверь.
Марина выглянула на площадку. Дверь в её квартиру была закрыта. Подойдя к пролёту, женщина посмотрела вниз. Где-то там гремел мусоропровод. Подойдя к двери в свою квартиру, Марина несколько раз нажала кнопку звонка. Пошарив по карманам, она поняла, что ключ оставила дома. Начиная догадываться, куда исчез её муж, Марина вздохнула и со словами: «Ох, ну и доберусь я когда-нибудь до этого Сидоровича!» подошла к квартире Ольги, и позвонила в дверь. Открыв дверь, соседка, вопросительно взглянув на Марину, спросила:
- Ну как? У кого хлопнуло-то?
- А ты догадайся с трёх раз! Кирилл-то ушёл, наверное, а Борька, скорее всего, опять в школу что-нибудь «стоящее» понёс! – Воскликнула Марина, проходя в квартиру подруги и захлопывая дверь. – Как бы мне не пришлось сегодня у тебя ночевать…
- Так что ты там говорила про парк аттракционов? – спросила Ольга.
Обе женщины скрылись в гостиной.
- … опять в школу что-нибудь «стоящее» понёс!
Наверху хлопнула дверь. Всё стихло, лишь где-то внизу кто-то продолжал упорно греметь мусоропроводом.
- Пошли, быстро! – Кирилл подтолкнул Борю в спину.
Проходя четвёртый этаж, они увидели трёх мальчуганов, которые возились около отверстия мусоропровода. Обернувшись, ребята, раскрыв рты, уставились на двух странного вида мужчин в необычной одежде и с рюкзаками за спиной.
- Первоходы! Шляются тут вечно, делать им нечего, - проворчал себе под нос Барбарис.
Психолог лишь подтолкнул его в спину:
- Топай, давай, ветеран!
Спустившись до первого этажа, друзья подошли к выходу из подъезда и, толкнув дверь, вышли на улицу. В лицо ударил порыв ветра. По земле барабанил дождь. Тяжёлые капли падали на серый асфальт, на автомобили, припаркованные неподалёку, стекали с листьев, колышущихся на ветру. Психолог и Барбарис глубоко вдохнули посвежевший воздух и, украдкой бросая перед собой болты, скрылись за пеленой дождя.



Вы уже голосовали.
Категория: Фанфики | Добавил: Ghоst (26.06.11) | Просмотров: 553

Всего комментариев: 1
10.10.11
ВоякаПоМечте
0
Весело...Четвёртый рассказ больше всего обрадовал.Хочу продолжение! biggrin
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 


Сталкер 2
X-Ray SDK

Все баннеры
Условия баннерообмена
Каталог сайтов



Главная страница | Форум | Моды и файлы | Галерея | Статьи | FAQ | Мобильная версия | Найти | RSS

Internet Map www.webmoney.ru

Авторское право на игру и использованные в ней материалы принадлежат GSC Game World.
Любое использование материалов сайта возможно только с разрешения его администрации.
Copyright Chernobyl-Soul.com (ex Stalker-cs) team © 2008-2016. Design by Argus, Хостинг от uCoz.