: 54.205.87.3

 
Вс 04.12.16 00:52:45
Хамов со стажем в 10 наказаний, казнят. 
 
 
 
Оставлять сообщения могут только зарегистрированные пользователи


 
Реклама на Chernobyl-Soul.com

Главная » Статьи » Книги и рассказы » Фанфики



Свет и тьма. Часть 1


Я еще раз глубоко вздохнул и по прямой запустил болт, но он опять напоролся на невидимое искажение аномалии, рассыпавшись яркими искрами. Я матернулся. Огромная «воронка», закрывшая проход к окраинам заброшенной деревни, почти похоронила мои с Миндалем шансы добраться до нужной точки вовремя. Слева находилось болото, дышавшее ядовитыми испарениями и фонящее, что твой реактор. А справа был небольшой лесочек, который облюбовала колония «жгучего пуха», и без должной защиты соваться туда было очень рискованно. Мы с моим напарником Миндалем подписались на хорошо оплачиваемое задание сопроводить группу научников до определенного места, дать им сделать какие-то замеры и вернуть обратно в целости и сохранности. Денег нам предложили немало, такую сумму я бы собрал, наверно, за месяца два ходок. Вести группу нужно было правда на Дикие Земли, но мне не впервой там бывать, да и Миндаль не лыком шит, так что немного поторговавшись я согласился. Миндаль мою затею одобрил и тоже дал добро. Ученых было четыре: профессор Круглов и трое его подчиненных. Сахаров велел беречь научников как себя, мы с напарником так и делали, но одного ученого все же потеряли. Проходя по краю болота, один из научников позарился на необычно яркий цветок, росший из кочки и, свернув в сторону, попытался сорвать его, хотя было наказано ничего руками не трогать! Цветок оказался приманкой для кого-то подводного монстра. Научника неожиданно резко затянуло в образовавшуюся яму, так, что мы даже ничего не успели сделать. Все случилось буквально ровно в две секунды. Миндаль захотел кинуть вслед за ученым гранату, но я остановил его кровожадное намерение. Как я не старался уговорить Круглова, он не внял моим убеждениям и понизил наш заработок на довольно приличный процент. Миндаль психанул и чуть было не начал угрожать научникам оружием, но мне удалось убедить его не совершать опрометчивых поступков. Хоть зарплату и понизили, но смысл дальше сопровождать научников еще был, а как их кинешь? Научники брали за артефакты в полтора раза больше чем обычные торговцы, и только те, кто серьезно пахал на них, могли надеяться, что им могут подарить противорадиационный костюм, а это товар на здешнем рынке не частый, а коли будет в продаже, так цены до небес. Поэтому если ты обидишь или ограбишь ученых, заработаешь ненависть всех нормальных сталкеров. В общем, мы двинулись дальше к тому месту, где как я предполагал, мы пройдем без особых проблем, если бы дорогу не преградила эта огромная «воронка».
Я вынул из кармашка новый болт и запустил его в пространство перед собой, я пытался нащупать, есть ли достаточно широкий проход между аномалией и болотом, чтобы туда мог протиснуться сталкер. Увиденное мне не нравилось, проход к счастью имелся, но похоже не слишком широкий. Я вынул сразу два болта и по очереди запустил вперед. Первый полетел не слишком точно и угодил в аномалию, «воронка» ухнула, и меня обдало горячим воздухом. Второй воткнулся в сантиметрах сорока от болота. Уже ничего, но сорок сантиметров это мало, я швырнул еще один болт, и он упал где-то сантиметрах в шестидесяти. Так, уже лучше. Я достал еще один болт и кинул, стараясь попасть как можно ближе к предыдущему болту. Но ему не повезло, аномалия ухнула, расщепив болт. Значит, чистого пространства больше нет. Жизнь налаживается. Но и тут, я думаю, можно будет пролезть, если снять рюкзак. Я привстал с корточек и, натянув рюкзак, зашагал обратно. Пройдя сто метров, я остановился и свистнул. Из-за кустов, метрах в двадцати, выглянула голова Миндаля в зеленой бандане. Я помахал рукой, напарник кивнул и жестом позвал к себе. Я прошел отделявшее нас расстояние, раздвинул кусты и поискал глазами группу. Под насыпным холмом проходил короткий тоннель высотой в полтора метра. Я хмыкнул, спустился с холма и заглянул в отверстие. Трое ученых сидели возле старого кострища, видимо оставленного кем-то из сталкеров. Один из молодых ученых по имени Григорий рассматривал «Браунинг», который Миндаль дал ему в качестве оружия. Все ученые разом повернулись ко мне.
– Подъем, господа! – весело воскликнул я
Гриша улыбнулся и стал напяливать на себя аппаратуру. Круглов же наоборот хмурился, но тоже стал собираться. Пока научники паковались, ко мне подошел Миндаль и отвел в сторону.
– Ну как? – криво усмехнувшись, спросил он.
– Жить можно, только если очень сильно постараться, – поведал я, – придется пролезать, там немного чистого пространства есть.
– Мож лучше через болото? – с сомнением высказал напарник, – там хоть шансов побольше.
– Нет, – покачал головой я, – фонит так, что дневную норму за пять минут схватим.
– И че? – Миндаль скривился, – водочки жахнем, потом на точке антирад по упаковке примем.
– Не, – я постучал пальцем по экрану детектора аномалий, – там сплошной фронт из «жарок», скажи спасибо, что поля вообще дают нам идти в нужном направлении, а в лес соваться даже не проси, научникам в своих костюмах может быть и ничего, а нам с тобой пух и «ржавые волосы» всю экипировку испортят, а того еще в щели забьется, жечь нещадно будет.
– Да? – Миндаль почесал голову, – все равно слишком рискованно, лучше идти, маневрируя между «жарками», чем протискиваться между «жаркой» и «воронкой». Сколько там свободного пространства?
– Полметра где-то.
– Вот-вот! Я тебе чего и говорю, опасно слишком. – закивал Миндаль, – но если ты считаешь что никак, придется обратно возвращаться и с запада заходить.
– Если там проход тоже открыт… Тем более Круглов сказал, что если вовремя к точке не прибудем, он еще баблос скинет, а тогда затея потеряет всякий смысл, мы и так отстаем от графика
Миндаль посмотрел на меня долгим взглядом:
– При моем раскладе, мы потеряем только деньги, а при твоем, можем потерять жизнь.
– В Зоне в любом месте опасно, – я махнул рукой, – что мы мало рисковали что ли?
Миндаль сдался, научники выбрались из тоннеля.
– Мы идем?
– Да, да – закивал напарник, – двигайтесь, джентльмены!
Мы построились паровозиком и двинулись к «фермопильскому» проходу. Впереди я, как ведущий, потом Круглов, двое его коллег, и замыкал группу Миндаль с «винторезом», прикрывая тылы.
Подойдя к аномалии, научники вытаращили глаза и открыли рты, им, как и мне, никогда не приходилось видеть столь огромной «воронки».
– Какая огромная гравитационная аномалия! – восхитился Григорий, Круглов тоже не отрываясь пялился на «воронку», только третий участник экспедиции – Антон смотрел на аномалию и сел на землю. Дальше начиналось самое сложное, я скинул с плеч рюкзак, положил на землю автомат, пистолет, нож, болты, все металлическое, что было в карманах. Ученые удивленно смотрели на меня.
– Мы будем протискиваться между аномалиями? – возмутился Круглов, – это огромный риск для моих коллег, Ярослав, пусть земля будет ему пухом, погиб из-за вашей неосмотрительности!
– Ярослав погиб из-за своей невнимательности, – возразил Миндаль, – он сошел с тропы. А риск в первую очередь для нас с Немо. Вы хотите вовремя прийти на место? Так мы и стараемся все сделать как можно быстрее.
Круглов не нашелся, что ответить.
– Ну что, кто первый? – безнадежно спросил я, хотя знал, то это будет, кто же в группе ведущий?
– Давай ты, – Миндаль усмехнулся, – женщинам надо уступать.
– А по морде? – миролюбиво поинтересовался я.
– Нее, не надо, как-нибудь в другой раз.
– Я пойду со стороны болота, там опаснее, но хотя бы мои следы будут четко видны, а то гробанетесь все вместе. Рюкзаки потом передашь.
– А мы не идем друг за другом? – встревожено поинтересовался Антон.
– Нет, так, в случае чего, погибнет один, идя же друг за другом, навернемся все вместе, – пояснил я.
– Ну давай, капитан, – ухмыльнулся Миндаль.
Я набрал побольше воздуха в легких, надел респиратор и вступил в аномальную зону. Сразу почувствовалась область низкого давления, что-то тянуло вперед, но пока еще несильно. Я боком начал продвигаться между аномалиями. «Воронка» словно почувствовав жертву, чуть уплотнилась и расширилась. Свободное пространство естественно уменьшилось. Аномалия резвилась прямо у меня под носом, какая-то неведомая сила все сильнее тянула вперед прямо в пасть к аномалии. Я побоялся глубоко вдохнуть и совершил короткий вдох после чего длинный выдох. Чуть повернув голову, я заметил, что все, включая Миндаля, и испугом следят за мной, хотя напарник должен был высматривать возможную угрозу. Я сделал страшные глаза и легко кивнул в сторону: «Смотри по сторонам, сам справлюсь!». Миндаль отвернулся, но иногда все же бросал на меня настороженные взгляды.
Я мысленно сосчитал до пяти и двинулся дальше. Через три шажка мне пришлось встать на край обрыва, «воронка» расширилась еще, едва не касаясь моей груди, подо мной плескалось болото, чуть в стороне мутила воздух «жарка». Я уже подумал, что ну ее, эту затею, Миндаль был прав, но до свободы оставалось всего ничего, и возвращаться назад было бы более опасно. Я застыл без движения, словно памятник самому себе. «Воронка», не найдя жертвы, успокоилась и отодвинула границу, я тут же двинулся вперед. Последний метр я прорвался буквально волоком, аномалия так резко рванула меня к себе, что я едва не улетел, а члены моей экспедиции невольно вскрикнули. Но все-таки я прорвался.
Все облегченно вздохнули, я вытер со лба пот.
– Фуф! Перекидывай сюда стволы и рюкзаки!
Григорий перекинул через свободное пространство мою «Марту», а вот с автоматом оказалось сложнее, ствол оказался достаточно длинным, чтобы попасть в аномалию. Эту работу я научникам доверить не мог, и поэтому, скрепя сердце, попросил Миндаля оторваться от обозревания окружающей местности и перекинуть мне автомат.
Когда он тщательно прицеливался, чтобы кинуть мой «калаш» через чистое пространство, не закинув его случайно в аномалию, сзади меня тоскливо взвыла собака. Я оглянулся, передернул затвор пистолета и крикнул Миндалю, чтобы продолжал. Кинуть автомат через узкое пространство, не попав в аномалию, учитывая неприспособленность оружия к метанию и дистанцию… Та еще задачка. Но все-таки напарник справился с ней раньше, чем на склоне появилась первая собака. Миндаль, прицелившись, кинул «калаш», и я схватил его за цевье, в последний момент аномалия попыталась вырвать мое оружие, едва не вывернув руки, но я удержал автомат и тут же развернулся в сторону жуткого воя. На склоне стояла слепая собака, я нацелил на нее автомат, но не стал стрелять. Пес ощерился и скрылся в кустах. Я еще немного подождал, потом опустил ствол и крикнул напарнику:
– Давай быстрей все скидывай, тут псы!
Напарник с научниками засуетился. Но швырять рюкзаки было опасно, они наверняка попадут в зону действия аномалии, поэтому напарник стал вытаскивать из моего рюкзака вещи и перекидывать мне. Только мешок с болтами я не смог поймать, он полетел немного в сторону, и я не рискнул его ловить. Мешочек улетел в болото, я свирепо посмотрел на Миндаля, но тот невозмутимо продолжал вытаскивать вещи, сказав: «У меня еще есть». Сзади снова раздался вой, на этот раз ближе:
– Быстрей, уроды! – заорал я.
– Да мы и так бегом…
Я быстро складывал поднятые вещи обратно в рюкзак. С рюкзаками с аппаратурой оказалось все не так гладко. Все эти агрегаты немало весили, и ловить их я отказался напрочь, поэтому Миндаль рискнул и, подняв рюкзак Круглова, кинул ко мне. Я сначала чуть не свалился на пятую точку, Круглов кстати тоже, но напарник рассчитал все верно, и аномалия не успела поймать тяжелый рюкзак, это был плюс, но вот минус: рюкзак врезался прямо в меня, так как я побоялся отпрыгнуть, боясь влипнуть в аномалию. Я взвыл, обозвав Миндаля одним нехорошим словом, впрочем Круглов сделал тоже самое, только по поводу дорогостоящей аппаратуры. Собаки взвыли совсем рядом, видимо тот пес привел сюда всю стаю. Первыми бежали молодые псы, лишь недавно переставшие быть щенками, следом бежали основные загонщики, потом уже суки с щенками. Первые слепыши выскочили метрах в ста впереди и тут же пропали в кустах. Я перестал принимать летящие предметы и сосредоточился на мутантах. Миндаль узрел мою проблему и, скинув «винторез», попытался пролезть за мной.
– Стой на месте, придурок! Научники первые! Прикрывай тыл! – крикнул я.
– Там никого нет!
– Щас появится, и что тогда?! Сиди не возникай!
Миндаль исподлобья посмотрел на меня и быстро принял решение
– Профессор Круглов! Антон, Георгий! Напяливайте шлемы и вперед! Идти только по следам Немо! Ни шагу в сторону! Руками не махать – без рук останетесь!
Первым стартанул Георгий, я вообще заметил, что он бойкий парень, и если что, то из него вышел бы прекрасный сталкер.
Тут из-за кустов выпрыгнули первые твари, я, прицелившись, коротко выжал спуск, но из-за дальности пули лишь взметнули пылевые фонтанчики правее от пса. Я взял поправку и снова выстрелил. На этот раз пули скосили пса, и он покатился вниз по склону. Остального молодняка не остановила смерть собрата, они, скалясь, бежали ко мне. Опытные же псы продолжали сидеть в кустах, мелькая то тут, то там, но на них мне было сейчас абсолютно накласть. Григорий пошел по тропе слишком быстро, поэтому аномалия засекла его. К счастью я это заметил и с риском бросил автомат и схватил Григория за рукав комбеза. «Воронка» не хотела отпускать свою жертву, но я рванул научника достаточно быстро, и аномалия не успела порвать Григория на лоскутки, лишь хлопнула, откинув нас метров на пять вперед. Григорий упал на меня, но я тут же его скинул и перевернулся на живот. Автомат лежал в двух метрах, я тут же кинулся к нему, но одна здоровая, молодая псина была уже совсем рядом. С ее челюстей капала розовая слюна. Я понял, что не успеваю, и зарычал, словно волк, выхватывая из ножен свою любимую «финку». Молодой кобель уже приготовился к прыжку, когда ему в пасть одна за другой влетели две пули. Григорий сзади палил из «браунинга». Еще один пес, увидев, что теперь нас двое, затормозил, развернулся и побежал обратно к стае, но я уже добрался до автомата и очередью сбил пса на землю. Стая заволновалась, в отличии от псевдособак слепыши были на редкость умными и к тому же обладали зачатками телепатии, что делало большую стаю опасным противником, и вот сейчас псы, явно руководимые чернобыльским псом, не спешили нападать. В кустах мелькали их рыжие облезлые спины. Пользуясь затишьем, я обернулся и спросил у научника:
– Где ты научился так стрелять?
– В курс подготовки для работы в Зоне обязательно входила стрельба.
Тут из кустов выскочил матерый седой чернобылец. Я дал очередь, пес попытался отскочить, но пули наверняка попали в него, только вместо того, чтобы сдохнуть, псина растаяла в воздухе.
– Фантом! – злобно воскликнул я,– если он сейчас будет постоянно донимать нас своими призраками, патронов у нас точно не хватит.
– Как же он это делает? – удивленно спросил Григорий
– Наверное, гипноз…
– Ни хрена, – покачал головой ученый, – при гипнозе он должен что-то говорить, а собаки, даже в Зоне, разговаривать пока не научились.
Я услышал сзади сопение, и понял, что Антон идет по моим следам.
– Следи за своим коллегой, если «воронка» его рванет, быстро выдергивай, только осторожно, а то двоих утащит.
Григорий кивнул и повернулся к Антону, тут же на поляну выскочили сразу три пси-собаки, я подозревал, что это фантомы, но один из них мог вполне оказаться настоящим. Я выстрелил длинной очередью от бедра, попав сразу в двух собак, они незамедлительно исчезли, но третий очень эффектно избежал пуль и рванул обратно. Я, подумав, что это и есть вожак, выстрелил ему вслед, но толи пес отпрыгнул влево, толи пули ушли вправо, так или иначе, мутант избежал свинцового подарка. Зато мой автомат заклинило. Я как-то сразу похолодел и принялся с остервенением дергать ручку зарядки. Вожак увидел или почувствовал, что у меня ничего не выходит и подал знак к наступлению. Ну еще бы, из всех видов мутантов Зоны чернобыльский пес уверенно занимает серединку, уступая только кровососу, контролеру, бюреру, псевдогиганту и химере. Да и то не факт, я лично не видел, но один мой знакомый сказывал, что издалека наблюдал, как чернобылец натравил на кровососа всю свору, и от кровопийцы только лоскуты полетели. В общем, чернобыльский пси-пес умеет подчинять разумы слепых собак, из-за чего они превращаются из трусливых падальщиков в настоящих демонов ада.
Как только вся стая выскочила из-за кустов, сзади вытащился Антон, он повозился подольше чем Григорий, но зато прошел без эксцессов. Я, заметив это краем глаза, отстегнул от пояса кобуру с пистолетом и швырнул Антону.
– Стрелять умеешь?
Антон кивнул, и я быстро сменил магазин в автомате. За это время стая уже преодолела четверть расстояния. Я попытался выстрелить, но даже смена магазина не помогла – перекосившийся патрон застрял в автомате, я очень горько пожалел, что отдал «Марту» Антону. Раздались первые пистолетные хлопки, Григорий стрелял лучше, но даже он практически не мог попасть в постоянно мельтешащих псов. Я вытащил нож и указал пальцем Григорию на четырех огромных собак с белой шерстью.
– Кто-то из них настоящий вожак, если пристрелишь его, остальные скорей всего струхнут.
И тут я понял, что мы скорей всего сейчас умрем, автомат заклинило, а пистолетами от такой своры не отстреляешься. Я сжал зубы, так, что челюсть хрустнула, и быстро вытащил из разгрузочного мешка гранаты. Тем временем Григорию удалось поразить седого пса, который оказался фантомом, а Антон удачно влепил пулю хромающей собаке в челюсть. Но это были капли в море. До собак осталось полтора десятка метров. Кончилась обойма у Григория, шлем скрывал его лицо, но я был уверен, что оно перекошено в страхе. Я выдернул чеку из гранаты и хотел крикнуть научникам, чтобы уходили в лес со «жгучим пухом», собаки туда не сунутся, хотя и костюмы научников долго не продержатся, но тут же собаки заметались и брызнули в разные стороны. Вожак увидел у меня в руке гранату и испугался, что я кину ее, с таким оружием он был видимо знаком. Я держал палец, не давая замедлителю гореть. Собаки остановились и дальше не приближались, в это время Антон метким выстрелом попал в чернобыльца, но тот тоже исчез. Я продолжал гранату, понимая .что ее применение мне ничего не даст, твари разбегутся быстрее, чем граната взорвется. Я облизнул сухие губы и сказал научникам:
– Антон, отдай мне «Марту», Григорий, рекомендую перезарядить пистолет, и оба медленно двигайтесь к лесу, у вас костюмчики крепкие, прорех нет, «пух» не залезет.
– А они не будут нападать? – сглотнув, спросил Антон.
– Пока я держу гранату – нет, бегом давайте!
Я чувствовал, что вожаку надоест ждать, и он может плюнуть и рискнуть жизнями нескольких подопечных, ради того, чтобы другие наелись. Вряд ли мутанты дадут научникам добраться до леса. Оставшиеся два чернобыльца бегали позади всей стаи. Кто-то из них был вожак, ментально контролирующий всю свору. Рука устала держать гранату, как вдруг я заметил, что кусты впереди раздвинулись и выглянула морда вожака. Так вот где он, тварь хитрожопая! Ну конечно, берегся за свою жизнь, не участвовал лично, все равно ему самые лучшие куски достанутся. Так бы и было, если бы не одно но.
Тихо пророкотал «винторез», и мутант завизжал и провалился в кусты. Тут же исчезли оба его двойника, но даже я ощутил черную волну ярости, прошедшую от умирающего мутанта. Собаки вскочили, и я метнул гранату…
«Марта» выстрелила три раза, выбив из пасти собаки куски плоти и темную кровь. Другая тварь вцепилась мне в левую руку, на которую я успел накинуть плащ. Он смягчил укус, но все равно было больно. Я заорал, потряс рукой, приставил к голове мутанта пистолет и вышиб той мозги, но даже смерть не отцепила монстра. Челюсти твари свело смертельной судорогой, и отцепить их в таких условиях не представлялось возможным. Последний раз выстрелил «винторез», прежде чем кончились патроны, и напарник вынул из спинных ножен мачете, а в другую руку подхватил испанский NIETO. Первую прыгнувшую собаку Миндаль еще в полете рубанул мачете, перерубив той позвоночник, остальные твари вдруг передумали нападать на нас поодиночке, и стали медленно брать в кольцо. Ими все еще управлял тлеющий разум чернобыльца, и мутанты продолжали наступать на нас. Их осталось семь штук, но без огнестрельного оружия, даже такое количество собак было для нас смертельным. Научники засели в лесу, за ними уже пыталась пролезть одна собака, теперь она лежала, окутанная стрекательными семенами «пуха».
Мы с напарником прижались плечом к плечу. Я поднял «Марту» и выстрелил в пса, но тот в последний момент ушел из-под пули. Я откинул бесполезный пистолет и переложил нож в правую руку.
– Миндаль, я в долгу, выручил, но где Круглов? Ты че его там бросил?
– Я дал ему свой пистолет, все, заткнись, Немо, щас резня начнется.
Собаки окончательно приблизились и подготовились разом прыгнуть. Я уже понял, что тут мы наверняка погибнем, и поэтому стремился отдать свою жизнь подороже. Мутанты атаковали. Одна псина, видимо, исполнявшая роль камикадзе, насадилась на выставленное мачете напарника. Лезвие застряло между ребер мутанта, и отцепить тварь не было никакой возможности, поэтому напарник бросил мачете. Меня атаковали сразу две собаки. Одна метила в горло, другая в пах. Присев, я убил сразу двух зайцев: одну собаку пропустил над собой, а другую собирался встретить «финкой». Но «верхняя» собака, затормозив, опрокинула меня лапами, но сама угодила в «воронку», вторая собака запрыгнула мне на грудь и попыталась вцепиться мне в горло, если бы, я ее не успел перехватить. Тут бы и мне и напарнику конец, если бы аномалия не разорвала собаку, откинув нас всех потоком горячего воздуха и каплями крови. Я упал на одну из тварей и услышал, как рядом что-то тяжелое упало в болото. Это мог быть только профессор Круглов, самостоятельно попытавшийся пролезть сквозь узкий коридор, но взрыв аномалии скинул его в болото. А ведь там сплошная стена из жарок, но так как их воя я не услышал, значит есть шанс, что Круглов еще жив. Рюкзак с научными приборами придавил еще одну собаку, но мутанты оправились гораздо раньше чем мы. Надо мной нависла довольно крупная тварь, роняя слюну прямо мне на лицо, я закрыл глаза, не хотя видеть смерть. Но тут я услышал пистолетный хлопок и жалобный скулеж. Собака спрыгнула с меня, поджав одну лапу, та же история с напарником, он пнул скулящую собаку, и остатки всей стаи, жалобно воя бросились от нас врассыпную. Я сначала не понял, почему мутанты оставили нас, но ответ нашелся быстро. Чуть впереди виднелся Григорий с пистолетом в руку, а рядом, вывалившись из кустов лежал труп вожака.
Я сорвал этот проклятый респиратор и, сев по-турецки, закатал рукав и вонзил в руку шприц с противорадиационным средством. Напарник сел на одно колено.
– Ты как? – хрипя спросил он, – круто ты от гранаты рюкзаком с аппаратурой защитился. Круглов тебя кастрирует за это.
– Точно, Круглов! Его в болото скинуло, бегом, там жарки.
Пришлось опять напяливать респиратор, но я заметил фигуру в костюме, перемазанную грязью. Сначала сгоряча подумал, что это болотный кровосос, но это оказался Круглов. Он подошел к нам, снял шлем и грозно посмотрел на нас.
– Господин, э-э…Немо, вы подвергли опасности всю группу! Мы едва все не погибли!
– Товарищ профессор, – начал Миндаль, – вы же не мальчик, вы знаете, что опасности в Зоне на каждом шагу, а «почти» не считается. Мы же все живы, так? Ну и хорошо, три минуты отдыха и продолжаем движение. Нам нужно успеть вовремя, так вы говорили?
– Ну да, – вынужден был признать Круглов, – вы хорошо поработали, но все-таки вы, Миндаль, были правы, следовало вернуться и пойти другим путем. Я чуть было не попал в «жарку»!
– Ничего, профессор, – усмехнулся я, – зато ощутили ощущение полета, правда есть в этом даже плюс, хорошо, что у меня автомат заклинило при мутантах, от которых в принципе можно отбиться ножом, а не при кровососе или при мародерах.
– Ощущение полета? Да у меня чуть все ребра не переломались! – пожаловался Круглов.
Мы рассмеялись, это был нервный смех, но он так успокаивал. Миндаль похвалил Григория, за то, что он практически спас нас всех, потом, после моих попыток восстановить «калаш», к счастью увенчавшихся успехом, мы продолжили путь, благо руины деревни уже виднелись неподалеку. Вдруг где-то на грани слуха завибрировал клекот вертолетных винтов, но я даже не успел ничего сказать, как он стих. Я решил, что мне показалось…
– Немо, иди сюда, – позвал меня Миндаль.
Я подошел к нему, напарник встал на одно колено, разглядывая что-то на земле.
– Ну? – спросил я, хотя уже прекрасно видел то, о чем говорил Миндаль.
На мокрой земле виднелся отпечаток ботинка размера где сорок восьмого.
– Не нравится мне это, – покачал головой Миндаль.
Я прекрасно понимал его – в этой части Зоны практически не встречается артефактов, а следовательно, сталкерам тут нечего делать. Вряд ли это были мародеры, так далеко они не рискуют забираться. Хотя возможно это были «свободовцы», у них тут в паре километров база, но я не слышал, чтобы они часто бывали в этих местах.
Тем не менее, чтобы получить деньги по контракту необходимо успеть вовремя, поэтому я распорядился продолжить путь, утроив осторожность…
Мы вошли в проломанные кем-то ворота и оказались в деревне. Вернее в том, что от нее осталось.
– Куда дальше профессор? – спросил Миндаль, нервно кусая губы.
– Теперь ждать, – ответил Круглов, – прибор необходимо устанавливать только ночью.
– Что?! – одновременно вскричали мы с напарником, – в договоре не было этого пункта!
– Так он и не воспрещался, – пожал плечами Круглов, – в договоре было сопровождать нашу группу и охранять нас столько, сколько потребуется, так?
– Так, – нехотя признал я. При заключении сделки я всегда старался составлять договор, подписываемый обеими сторонами. В Зоне подпись естественно ничего не значит, но если торговец, допустим, не захотел вручать мне награду после выполнения задания, то я очень легко могу призвать к народному гневу. Такой торговец очень быстро потеряет клиентов, никому не захочется общаться с человеком, который не соблюдает условия и может тебя кинуть.
Напарник бросил на меня яростный взгляд: «Не мог предусмотреть?!». Я только пожал плечами, и этот момент вокруг нас стали вставать люди в маскхалатах. У всех было оружие, и смотрело оно на нас. Я насчитал пятерых человек, хотя их, возможно было больше, и счел благоразумным не рыпаться. Напарник же решил поиграть в героя и попытался вскинуть «винторез», как вдруг я услышал то, что ожидал: выстрел и треск. Я медленно повернул голову, в ужасе догадываясь, что Миндаль только что украсил землю содержимым своей головы. Но напарник оказался жив, только тупо таращился на две половинки «винтореза», держа его в руках.
– Оружие на землю!
Приказ был четко ясен и не требовал пояснений. Я кинул на землю автомат, вынул из кобуры пистолет и отбросил его. Тут же люди в полном молчании двинулись к нам.
– Не трогайте нас! Мы обычные сталкеры и сопровождаем группу ученых!
– Нам известно, кто вы, – донеслось откуда-то сбоку, и из одного из домов вышел человек, завернутый в плащ, – и вы только что признались в том, что вы сталкеры.
Я похолодел, это были военные, а следовательно нас могли шлепнуть просто так, ученых скорей всего бы не тронули, но кто знает.
Я сдался без сопротивления, один только напарник опять решил помахать кулаками, за что его быстро успокоили парой ударов под дых. На руки тут же лег тугой узел, после чего начался методичный обыск, в ходе которого я услышал малоприятный разговор.
– Здравствуйте, я профессор Круглов, а вы…
– Капитан Заречный, нам сообщили о вашем рейде, профессор. Ваши испытания имеют большую ценность для науки, поэтому ваша группа должна была строго охраняться.
– Да, да спасибо, конечно, но нашу аппаратуру необходимо включать ночью, а до того, как стемнеет еще три часа.
– Мы подождем, нам сообщили, что будет четверо ученых, где еще один?
– К несчастью он погиб, – с грустью сообщил профессор.
– Некачественно провели сталкеры группу, – неодобрительно скривился капитан, – хоть и вовремя. Идемте за нами, мы успели освоиться в этой деревне, найдем вам местечки. Успели положить кровососа, тут обитавшего, не хотите взглянуть, профессор? – улыбнулся Заречный
– Нет, спасибо, нам необходимо настроить аппаратуру.
– Товарищ капитан, – обратился к капитану Григорий, – а что вы собираетесь делать с проводниками?
– Что ты парень так о них трясешься? Пока оставим их в живых, а там видно будет. Завьялов! Кляп этой дряни воткни.
Миндаль, перестав брыкаться, теперь попытался изобразить что-то словами, причем начало должно было быть не очень цензурное. Ну что ж, он попытался. Зато теперь он мог только мычать. Заречный перевел на меня скучающий взгляд, раздумывая, а мне надо кляп, но я плотно сжал губы, и меня пронесло. Нас взяли под белы рученьки и повели к довольно крупному зданию, которое выглядело более или менее целым. Проходя мимо гаража, из-за кустов к нам шагнул еще один боец, присоединившийся к процессии. Пару раз капитан связывался со снайпером, спрашивая обстановку, как я не старался, не смог определить, где засел снайпер.
Наконец мы подошли к зданию, где солдаты решили обосноваться. В окне без стекол я заметил еще один темный силуэт, от которого шел сигаретный дым. Видимо, капитан Заречный грамотный командир, расставил людей во всех ключевых точках в деревне. В здании было два этажа, нас разместили на первом, там же и собралось большинство бойцов. Нас с Миндалем усадили в углу и приказали не рыпаться. Я в общем-то и не собирался, а Миндалю хватило пояснений.
Так как это место нелюдное, Заречный приказал развести костер и ждать наступления ночи. В отличии от Миндаля во рту у меня не было кляпа, поэтому я решил узнать у капитана некоторые подробности. Научники-предатели в это время ушли на второй этаж – разбирать аппаратуру.
– Товарищ капитан, а как скоро вы нас отпустите? Мы с напарником свою часть договора выполнили.
– Надо было вам обоим рты заткнуть, не щас не надо, Кравченко, – неодобрительно покачал головой капитан, – как будете себя вести, тогда и отпустим, я ваще молчу про то, что мы должны были вас расстрелять, но спишем это на то, что вы работали на наше государство по контракту во благо родины.
Мда, о вознаграждении я даже не рискнул поднимать вопрос, до утра бы дожить.
– Вот выберусь через месяц отсюда, – мечтательно заявил Заречный, – и мне наконец майора дадут, а то уже год как в капитанах хожу.
Бойцы ловко соорудили котел и хотели сварить какую-то похлебку, Миндаль нервно сглотнул, ну еще бы, последний раз мы ели только утром.
– Сколько у вас бойцов? – спросил я.
Капитан сощурился.
– Семь, плюс я. Кравченко, засунь ему кляп все-таки до еды.
Эта идея мне совершенно не понравилась. Хотя он сказал: «до еды», значит по крайней мере голодом нас морить не будут. Когда пасть заткнули и мне Миндаль назидательно покачал головой и показал глазами на путы, стягивающие свои руки. Я покачал головой. Они наложены слишком хорошо, а перетереть обо что-нибудь не получится – тросы железные, и мы скорей всего перережем себе вены, чем сдерем путы. Нет, никак не получается освободиться.
Но, вообще бойцы мне понравились, собранные, никаких лишних движений рядовых среди них нет. Самые младшие – старшие сержанты. Почти все контрактники, это я все услышал из их разговоров.
Наконец еда была готова, и с нас сняли кляпы. Прежде чем нам раздали похлебку, Миндаль шепнул: «Бежать надо!». Я грустно заметил, что у нас нет никаких шансов, тем более, что за нами смотрят. Стояла практически полная тишина, лишь изредка каркала ворона, да всего два раза почти на грани слышимости стрелял «винторез». Бойцы отгоняли от деревни наглое зверье.
К нам подошел Завьялов, как я понял, и стал осторожно снимать с нас веревки. Вроде бы тут и момент рвануться, вдвоем обездвижить бойца, забрать его оружие, вроде бы да. Но перед нами сидел еще один боец и изредка на нас поглядывал, чистил свой «Абакан», в третий раз чистил. Не сомневаюсь, что реакция у него хорошая. Поэтому я коротко взглянул на напарника, и по немому договору мы решили повременить. После снятия пут, у нас было пять секунд, пока не принесут еду, и Миндаль успел мне шепнуть на ухо:
– Они конечно профи, но, лопухи, нож в потайном кармане не обнаружили. Давай выбираться, когда я подам знак.
– Ок, только давай сначала поедим.
Тот же боец подал нам еду. Она оказалась простой, но неплохой, елась быстро, но мы тянули время, дожидаясь когда пойдет смена караула. Но солдаты начали уходить на смену по одному, и новый не шел звать на ужин другого, пока остальные не вернулись. Наконец капитан приказал нам закругляться, дескать, жрем немеренно.
Пришли на ужин научники, Миндаль яростно смотрел на них. Предатели, заманили нас прямо к военным, знают же, что наш брат вне закона, но все равно не отступились во имя своих дерьмовых опытов.
Поднялся со своего места и пошел к нам Завьялов. Кравченко с Гришевым смеялись над каким-то армейским анекдотом, капитан сидел, задумавшись, лучшего момента придумать было нельзя.
Как только боец оказался рядом с нами, Миндаль мастерски провел подсечку, которая к несчастью не увенчалась успехом, похоже солдат ожидал чего-то подобного. Так бы наш побег и провалился, если бы я не добавил ногой под колено, после чего Завьялов упал прямо в объятия напарника, который одновременно и засадил мощный апперкот, и выхватил потайной нож, приставив к горлу солдата. Я же успел выхватить у него из кобуры пистолет, передернув затвор, наставил на целившегося на нас с автомата Гришева. Кравченко целился в то в меня, то в Миндаля с моей конфискованной «Марты». Капитан же сидел безучастно, с интересом поглядывая на нас, ученые вообще забыли как дышать. Так мы простояли секунд пять, пока в дверь не вошел еще один боец, как я понял, это и был тот первоклассный снайпер, что расколол «винторез» напарника. Тощий, с белым лицом снайпер лишь коротко взглянул на нас, после чего подошел к походному котлу и налил себе похлебки. После чего начал спокойно есть. Первым подал голос напарник:
– Значит так, вы сейчас бросаете свои пушки, а мы с Немо берем и тихо уходим отсюда до темноты, мы даже не будем требовать деньги, положенные нам по контракту, просто тихо уйдем и все.
Никто нам не ответил, я, заметив, что наш заложник задергался, звезданул ему ручкой пистолета по челюсти, и едва не пожалел об этом. Гришев едва сдержался, чтобы не прошить нас очередью, я даже видел как дернулся курок под его пальцем, но все обошлось.
Миндаль быстро сказал мне:
– Уходим, держись ближе ко мне.
Я кивнул, и мы подняли заложника, и начали медленно отходить ко второму выходу, стараясь держать под взглядом всю кампанию. И в тот, момент, когда мы были уже почти на улице, заложник резко дернулся перекинув Миндаля через себя. Я опешил от такого финта, но вовремя сообразил, какая опасность мне грозит и пулей вылетел на улицу, так как солдатам больше ничего не мешало стрелять. Я нанес левый боковой, так как в правой руке у меня все еще был пистолет. Солдат легко блокировал этот удар, но тут в него сзади врезался Миндаль, и тут же выстрелил мой пистолет в руках у Кравченко. Пуля пронеслась мимо напарника, похоже у Миндаля помутнелся рассудок, поскольку он попытался заколоть бойца ножом, но я ошибся в напарнике, нож был отвлекающим оружием. Завьялов блокировал клинок, но тут же получил сокрушительный удар в челюсть, и был отправлен в нокаут. Из противоположного входа выбежал Кравченко и выстрелил по нам из пистолета. Пуля вспорола землю, я ответил и заставил бойца матернуться и спрятаться за косяком. Миндаль показал мне направление движения, и мы попытались рвануть, для начала скрывшись от стреляющих за стеной дома. Как вдруг кто-то прыгнул мне на плечи как видимо со второго этажа и вдавил в землю. Один – один. Сквозь пелену перед глазами я разглядел, что это Гришев, он внезапно напал на напарника и начал сосредоточенно лупцевать его. Я, пошатываясь, поднялся на ноги и услышал топот сзади. Пока Миндаль еще неплохо держался, я подхватил пистолет и попытался выстрелить в спину Гришеву, но пистолет лишь тихо клацнул.


Вы уже голосовали.
Категория: Фанфики | Добавил: Kazbek (29.01.11) | Просмотров: 491

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 


Сталкер 2
X-Ray SDK

Все баннеры
Условия баннерообмена
Каталог сайтов

: 11
Заглянувших: 6
Сталкеров: 5

kor, Гифт, Slipyj_Krot, d31m03, Иерихон

подробно...


Главная страница | Форум | Моды и файлы | Галерея | Статьи | FAQ | Мобильная версия | Найти | RSS

Internet Map www.webmoney.ru

Авторское право на игру и использованные в ней материалы принадлежат GSC Game World.
Любое использование материалов сайта возможно только с разрешения его администрации.
Copyright Chernobyl-Soul.com (ex Stalker-cs) team © 2008-2016. Design by Argus, Хостинг от uCoz.