: 54.146.179.146

 
Пт 02.12.16 22:46:58
Если ты еще не разместил свое фото в "галерее сталкеров нашего сайта", сделай это сейчас! 
 
 
 
Оставлять сообщения могут только зарегистрированные пользователи


 
Реклама на Chernobyl-Soul.com

Главная » Статьи » Чернобыль



Чернобыльцы – против России


Недавно Госдума горячо обсуждала предложение президента РФ о ратификации протокола N14 европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, позволяющего россиянам в упрощенном порядке обращаться в Европейский суд по правам человека. Россия остается единственной страной, которая не ратифицировала протокол, поэтому он не может вступить в силу. Но депутаты решили, что ратификацией Россия «сама себе навредит»: россияне ринутся в Страсбургский суд в еще большем количестве, чем сейчас.

Юрисдикцию Европейского cуда по правам человека Россия признала в 1998 году. По данным центра «Демос», на сегодняшний день, несмотря на сложность процедуры подачи жалобы, уже более 47 тысяч россиян обратились в этот правовой орган. Международный суд вынес 192 решения по жалобам на Россию, 128 из них – с октября 2005 по ноябрь 2006-го.

По обращениям граждан в Европейский суд по правам человека Россия (наряду с Турцией) занимает одно из первых мест. Эксперты центра «Демос» пришли к выводу: основная причина – недостаточная эффективность государственно-правовой машины. А если сказать проще, наплевательское отношение к рядовому гражданину и его законным правам. По сообщениям российских официальных лиц, больше всего жалоб в Страсбург за последнее время поступило от пенсионеров, которым не вовремя или не в полном объеме выплачивается пенсия, и людей, пострадавших от чернобыльской катастрофы – на астрономические задолженности по выплатам, положенным им по закону. Как же дошли «чернобыльцы» до Страсбургского суда по правам человека?

К 1998 году, когда россияне получили возможность обращаться в Европейский суд по правам человека, прошло уже 12 лет со дня катастрофы на Чернобыльской АЭС. За это время «ликвидаторы» и жертвы аварии прошли свой, внутренний, путь, добиваясь от местных и центральных властей права на нормальную жизнь и выплату компенсаций (которые почему-то назвали «льготами») за потерю здоровья или смерть близких, связанную с чернобыльской аварией.

Вот уже 20 лет борьбу за эту «льготную» и «привилегированную» жизнь ведут миллионы людей в пораженных зонах. А спустя годы после аварии общественность помогла властям «вспомнить» и о 600 тысячах «ликвидаторов» (ООН оперирует цифрой в 800 тысяч) – людях, которые не жалели здоровья и жизни, чтобы как можно быстрее остановить расползание радиации. (Кстати 600 или 800 тысяч – приблизительная цифра, строгого учета никто не вел, а если и вел, то данные эти до сих пор засекречены). Эти люди были вправе надеяться, что страна их не забудет. Но оказалось, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

Из заключения государственной экспертной комиссии по рассмотрению программ ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС: «В программах (ликвидации последствий аварии на ЧАЭС – А.Я.) не рассматриваются вопросы медицинского контроля и помощи лицам, выехавшим за пределы загрязненной зоны после получения значительных доз на щитовидную железу и все тело (эвакуированные и поменявшие место жительства). Не уточняется и численность подобных лиц, проживающих на территории республик. Не предусматривается медицинская помощь лицам, привлекавшимся к работам в зонах высокого загрязнения в период ликвидации на самой ЧАЭС, хотя численность этих контингентов измеряется сотнями тысяч человек, а дозы, полученные ими, на уровне биологически значимых».

Спустя три года после аварии на весь огромный СССР работал один-единственный межведомственный экспертный совет в Киеве, который лишь имел право устанавливать причинную связь заболеваний с участием в ликвидации последствий аварии. Со всех концов сюда съезжались тысячи людей, чтобы обследоваться и доказать, что болеют, не могут нормально жить после того, как поработали «в зоне». Но доказать удавалось единицам. Неудивительно, что органы власти всех уровней были завалены жалобами «чернобыльцев». Писали о том, что нельзя не только допроситься нормального лечения, питания, но невозможно получить даже удостоверения и нагрудные знаки участников ликвидации последствий аварии.

Вскоре люди поняли, что на их просьбы и требования никто просто не обращает внимания. Начались митинги протеста, демонстрации, пикетирование зданий органов власти. Вот хроника начавшихся спустя три года после катастрофы народных волнений.

В 1989 году в городе Наровля в Белоруссии прошла одна из первых в стране забастовок жертв Чернобыля. Урон от нее оценивался более чем в 300 тыс. руб. Только приезд в Наровлю республиканского министра здравоохранения Улащика и троих высокопоставленных партийных деятелей республики, их встреча с забастовщиками, нелицеприятный для них разговор позволил несколько снять напряжение. Но не надолго, все опять утонуло в пустых обещаниях.

В июне 89-го в городе Чериков (Белоруссия) митинг протеста прошел возле райкома партии. В эти дни проходил первый Съезд народных депутатов СССР, и делегация из мятежного Черикова направилась в Москву. Здесь ее, вместе с белорусскими народными депутатами, принял Николай Рыжков. Председатель Совета министров СССР, как рассказывали потом белорусы, сказал, что многое из услышанного оказалось для него новостью.

Митинги прокатились и по северным районам Житомирской области Украины, попавшим в «чернобыльский след». 25 февраля 1990 года в Житомире прошел экологический митинг (трибуны местного стадиона были забиты до отказа – собралось более 20 тысяч человек). На нем с требованиями помощи выступали представители районов, пораженных радиацией, члены первого на Украине житомирского регионального Гражданского фронта содействия перестройке, украинского народного движения «Рух», народные депутаты СССР. Был принят ряд серьезных резолюций, в том числе – о привлечении к уголовной ответственности бывших руководителей республики и области за утаивание информации от населения, его дезинформацию; о немедленном закрытии ЧАЭС; о наказах депутатам Верховного совета СССР и Украины — принять законы о ядерной безопасности, о статусе территорий, подвергшихся радиационному воздействию, о статусе жертв катастрофы. Осенью 1989 года забастовочный комитет предприятий Житомира объявил местным властям свои требования. Среди них – немедленная передача партийных спецбольницы, спецполиклиники и незаконно занятых в спецдоме квартир в распоряжение больных детей и молодых семей из пораженных зон.

Осенью того же года состоялся 100-тысячный митинг на стадионе в Киеве. Министру здравоохранения Украины Анатолию Романенко было высказано единогласное недоверие. А сессия Киевского городского Совета приняла решение: академик Леонид Ильин, один из самых активных помощников Кремля в борьбе против правды о Чернобыле, для Киева – персона нон грата.

В это же время в Наровле и Минске люди создавали забастовочные комитеты. Политическая забастовка, в которой переплелось все – и жажда свободы, и страсти по Чернобылю – всколыхнула также и украинский Житомир.


Вы уже голосовали.
Категория: Чернобыль | Добавил: Деснайп (15.02.12) | Просмотров: 822

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 


Сталкер 2
X-Ray SDK

Все баннеры
Условия баннерообмена
Каталог сайтов

: 9
Заглянувших: 9
Сталкеров: 0



подробно...


Главная страница | Форум | Моды и файлы | Галерея | Статьи | FAQ | Мобильная версия | Найти | RSS

Internet Map www.webmoney.ru

Авторское право на игру и использованные в ней материалы принадлежат GSC Game World.
Любое использование материалов сайта возможно только с разрешения его администрации.
Copyright Chernobyl-Soul.com (ex Stalker-cs) team © 2008-2016. Design by Argus, Хостинг от uCoz.