Авария, которая произошла 26 апреля 1986 года на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС, не только перевернула тысячи человеческих жизней, но и отразилась на природе этого уголка Киевской области. Влияние вырвавшихся из реактора радиоактивных изотопов на живые организмы, равно как и то, как впоследствии природа стала отвоевывать оставленные человеком места, сейчас представляет огромный интерес для экологов, биологов и ботаников. В этом смысле чернобыльская зона отчуждения стала для них уникальным полигоном.

Ученые склонны делить влияние ЧАЭС на два основных периода. Самое заметное воздействие выброшенные продукты деления урана и сами топливные частицы оказывали на природу и на человека в первые месяцы и годы после аварии. Сильнее всего, конечно, пострадали растения и животные, обитавшие в верхних слоях почвы в центральной части зоны, рядом с АЭС. Под воздействием радионуклидов погиб сосновый лес, прозванный позднее «рыжим». Как рассказал Infox.ru биолог Сергей Гащак из Чернобыльского центра проблем ядерной безопасности, в первые годы радионуклиды находились на поверхности почвы. Животные съедали их вместе с растениями. В 1987−1988 годах радионуклиды уже проникли в почву и стали менее доступными для животных. Поэтому наблюдалось резкое падение биодоступности радионуклидов. Но когда они дошли до корней и стали всасываться вместо нерадиоактивных аналогов, то снова оказались в листьях растений. Такие «горбы» на графиках биодоступности наблюдались до начала 1990−х годов, затем с уходом изотопов в более глубокие слои и фиксацией цезия почвенными частицами продолжился медленный спад.

Ученые, наблюдавшие за животными в зоне отчуждения, видели то, что обычно происходит в популяциях при воздействии каких-то негативных факторов. «Животные страдали, умирали, у них нарушалось воспроизводство, темпы развития, менялись жизненные циклы», — рассказал Гащак.

Второй этап — долгосрочный. После распада самых активных, короткоживущих изотопов в зоне основным фактором радиационного загрязнения стали изотопы стронция и цезия. Их период полураспада составляет порядка 30 лет. Цезий активно усваивается растениями, так как по химическим свойствам похож на калий. На втором этапе, когда воздействие радионуклидов спало, определяющей для чернобыльской экосистемы стала возможность жить и развиваться без человека. «Убрали человека и все что с ним связано, его активность всевозможную — и сразу же настолько возросли шансы всей биоты, которая там есть, что эффекты от радиационных факторов свелись к минимуму», — пояснил Гащак. Сейчас экстремальных уровней радиационного загрязнения в зоне нет, за исключением, пожалуй, центральной части, и теперь организмы сами справляются и с повышенным фоном, и с химическим загрязнением территории, и другими негативными факторами.

После аварии животные, у которых биологический репродуктивный потенциал позволял быстро увеличивать численность, в отсутствии охотников, хищников распространились по зоне довольно быстро. Поэтому уже к началу 1990−х годов численность одних только крупных копытных — лосей, кабанов, косуль — возросла в сотни раз.

Человек ушел, но оставил территорию измененной. Это поля, дороги, брошенная техника, города, промышленные объекты. Природа вынуждена была принять все это и развиваться в поставленных условиях. Как бы то ни было, по словам ученых, уже сейчас все идет к тому, что на территории зоны отчуждения и прилегающих районах Белоруссии восстанавливается то разнообразие растений и животных, которое было присуще этим местам сотни лет назад.

Говорить о том, какие животные пришли в зону впервые, ученые не берутся. До аварии этот регион был мало изучен. Но известно, что сначала в зону из Белоруссии пришел медведь, затем восстановила свою численность рысь. Оленей к 2010 году стало уже более тысячи. Одних видов летучих мышей в зоне сейчас насчитывается более 13. В 2009 году ученые наблюдали явление, которое обычно для тропических стран: при взгляде на небо было видно, как роятся, будто муравьи или стрекозы, летучие мыши. «Ну а когда мы поймали гигантскую вечерницу, это стало супернаходкой, потому что на территории Украины их ловили последний раз еще в 1950−х годах», — порадовался ученый. Также чернобыльская зона стала источником лосей для всей территории Украины, здесь сейчас находится самая большая популяция этих животных.

Вольготно чувствует себя на зараженной территории и лошадь Пржевальского. Всего зоологи завезли 28 лошадей, а несколько лет назад их насчитали уже 78.

Город-заповедник

Из всех мест, где жил и работал человек, природа за четверть века оказала наибольшее влияние на бывший город атомщиков Припять. Городскому человеку, оказавшемуся в мертвом городе, непривычно режет слух тишина, нарушаемая лишь пением весенних птиц, и бросается в глаза обилие деревьев и кустарников. На улицах города основными захватчиками сейчас стали береза и клен, они незаметно вытесняют культурные деревья. Деревья растут на тротуарах, балконах домов, внутри помещений. «Из крупных хищников в городе можно встретить волка», — рассказал Infox.ru сотрудник чернобыльского экоцентра Денис Вишневский. «Зимой здесь можно увидеть следы всех лесных хищников — лиса, волк, из копытных — в основном кабаны, а также зайцы», — рассказал он.

В пруду-охладителе развелось огромное количество рыбы. Кормить сомов булками с моста стало забавой для сотрудников станции. Правда, ловить их и употреблять в пищу исключительно опасно — пруд изолирован, на дне осталось множество радионуклидов, и их концентрация в теле рыбы превышает допустимую в тысячи раз.

В конечном итоге, говорят исследователи, природа восстановится. Правда, на это уйдёт несколько сотен лет.